«Кулинарная книга киномана»

Они едят, а на них глядят — и другие способы познания мира через рецепты

Образ еды в мировом искусстве не так уж часто становился в отечественной публицистике предметом популярного исследования. Из относительно резонансного можно вспомнить разве что исследование кулинарного репертуара в классической русской литературе, сделанное классиком литературы гастрономической Вильямом Похлебкиным, главы, посвященные брусничной воде, в комментариях к «Евгению Онегину», написанные Лотманом, плюс Вайль и Генис в совместных и раздельных книгах, в которых тема демьяновой ухи и свиной отбивной — один из лейтмотивов. Пару-тройку лет назад еще был том о еде в кино, и вот еще книжка на ту же тему, опубликованная в Ростове-на-Дону. Это скромное издание на сто с небольшим страниц. «Таинственная Азия», «Романтичная Франция», «Новый Свет», «Утонченная Британия» — части книги структурно отражают кинематографическую географию. Не хватает Италии, СССР и Испании, но на то и существует авторская воля. В конце концов, список 650 лучших фильмов, вышедший в «Афише», — тоже своего рода отражение довольно субъективного вкуса, что уж говорить о книге, посвященной не кино как таковому, а кино в связи с едой

Самое любопытное, что в книге о фильмах нет кадров из фильмов — только иллюстрации по мотивам

Здесь есть ленты с сугубо кулинарной тематикой, такие, например, как «Джули и Джулия», «Крылышко или ножка», «Душевная кухня» или «Шеф», и фильмы, где еда даже не фон, а деталь мизансцены, — «Титаник», «Матрица», «Бегущий по лезвию бритвы». Сюжетно каждая глава представляет собой трехчастную структуру, где в первой кратко описывается кинематографическая ­коллизия и место фильма в истории кино. Во второй кратко расписана кулинарная компонента. А в третьей приведены два-три рецепта блюд, часть из которых зрители не могли не заметить — это фактически персонажи кино вроде коктейля «Космополитен» в «Сексе в большом городе», а часть промелькнули одним кадром — вроде бутербродов с икрой в форме сердца из «Титаника» или канапе с тунцом из «Касабланки».

Рецепты не подробные, это не цель, а средство. Способ организации кинематографического переживания, повторения этого переживания через еду. Метод довольно распространенный в мире домашних вечеринок, а в прошлом году даже получивший статус серьезного тренда в Британии, где в моду вошло движение под названием Secret Cinema. На специальном сайте в интернете люди регистрировались, платили деньги, после чего им называлась тема вечеринки, скажем: «Гангстерское Чикаго». Приглашенные должны были одеться согласно дресс-коду эпохи и, придя в назначенное место, попадали в воссозданный спикизи-бар с соответствующим меню и параллельным просмотром «Однажды в Аме­рике».

Казалось бы, это ничем не отли­чается от школьного костюмированного бала, но тщательность подгонки отдельных элементов, ­совместная работа глаз, ушей и вкусовых рецеп­торов действительно способна преображать пространство, погружать на некоторое время в мир ­кинематографических грез, создавать иллюзию полноты, теплокровности выдуманной жизни. Примерно так же, конечно, действует на человека водка. Но водка, увы, не чай, много не выпьешь.

Теги:

---------------------------
похожие идеи