«Полная чаша» Сергея Цигаля

Гастрономическая автобиография Сергея Цигаля в рецептах, тостах и анекдотах

Эта книжка хоть и притворяется поваренной, на самом деле рассказывает совсем о другом. Это автобиография через рецепты и тосты. Жизненный путь, промежуточный итог которому подводится в формате дружеского ужина. Нечто подобное по драматическому ходу написал Петр Вайль, но там были не рецепты, а стихи, тостов же не было вовсе. Цигаль писал эту книжку долго, еще дольше собирал фотографии для иллюстраций, потом книга переезжала из издательства в издательство вместе с другом и редактором Цигаля Сергеем Пархоменко. В итоге получился увесистый том, в котором жизнь и еда вокруг Сергея Цигаля не только задокументированы письменно, но и снабжены фотографическими доказательствами.

Цигаль — художник, а профессия художника предполагает некоторое преодоление, залезание под кожу. В этом смысле повар тоже род искусства, поскольку действует как медицинский зонд — через желудок. Цигаль, рисующий и готовящий всю сознательную и бессознательную жизнь (а бессоз­натель­ной жизни у художников гораздо больше), умудрился записать своего рода энцефалограмму интеллигентского застолья, где люди теряют, конечно, рассудок, но ровно настолько, чтобы не перестать отличать муху от котлет.

Несколько лет Цигаль вел гастрономическую рубрику в журнале «Итоги», потом передачу на ТВ. В том или ином виде все это медийное прошлое в книжке тоже имеется. Как имеются там и фирменные цигалевские рецепты, написанные всякий раз по-разному. То с точным количеством ингредиентов, то без него. Но это тоже такой ход.

Эту книжку нельзя использовать как обычное руководство к действию: заглянул в индекс рецептов, отслюнил нужную страницу — и вперед. Каждый рецепт у Цигаля выписан своим собственным образом, у каждого есть свое настроение, и тут важно попасть с автором в резонанс — и тогда точно все получится. У самого Цигаля с гастрономическим резонансом никаких проблем никогда не возникало. Сергей сумел сохранить детское изумление, оттого что опять хорошо получилась солянка из осетрины — фирменное его блюдо и реально выдающаяся по вкусовым показателям вещь; что сварганился цыпленок табака; да и просто потому, что водка в полной рюмке выгнула мокрую спину, демонстрируя удивительные свойства поверхностного натяжения. Такое настоящее удивление, восторг от обычных, в сущности, вещей не то что большинство профессиональных кулинаров, самые простые люди часто сохранить не в состоянии.

Чем дальше, тем все больше эта рецензия на поваренную книгу начинает походить на тост, но это и есть искусство в действии. Примерно в таком же духе устроены тосты внутри книги. Там масса людей — от Макаревича до Бильжо — объясняются Цигалю в любви. Правда, выходит это у них чуть покороче, чем в этой рубрике. То ли редактор был жесткий, то ли просто очень трудно говорить с набитым вкусностями ртом.

---------------------------
похожие идеи