Эклеры по рецепту семьи Чухрай

Настя Чухрай об эклерах и меренгах как звеньях одной пищевой цепи

Настя Чухрай — из кинематографической династии Чухрай. Ее дедушка снял «Балладу о солдате», а папа — «Вора» и «Водителя для Веры». Дом Чухраев всегда был полон народу, и весь этот народ прихо­дилось кормить и поить. Так делалось великое русское кино, так была устроена социальная жизнь. Настя предпочла киношной карьере телевизионную и материнскую.

«Cколько себя помню, готовили в нашей семье эти прекрасные, наивкуснейшие, я бы даже сказала — божественные эклеры. Я по понятным соображениям пристрастна. Сначала прабабушка, потом мама в ночь до прихода гостей производили несложные, четко отрепетированные действия, и утром на столе стоял противень с порожними эклерами, в холодильнике — заварной крем, который все норовили съесть до попадания в эклер ложкой. А в духовке ночевали безе — их выпускали на свет только утром. Дальше, почти перед приходом гостей, эклеры начиняли кремом и ставили на шкаф. Вот зачем: многие гости в середине вечера — еще до «десерта» — как бы невзначай проходили мимо кухни, и эклеров становилось заметно меньше. Поэтому бабушка стала ставить блюдо на шкаф и обязательно оставляла мне один — «на завтра». Несмотря на простоту рецепта, без повода их никогда не делали. Тут у прабабушки были жесткие принципы — например, мои любимые блинчики с яблоками она делала, только когда я возвращалась из долгого путешествия или когда болела, пирожки — очень вкусные, но у нас пока не получается воспроизвести на должном уровне — это для каких то особенных событий: дней рождения, новогодних праздников, а гостям эклеры и меренги. Выступают они дуэтом по одной простой причине: когда делаешь заварной крем, остаются белки — их в холодильник, доделываете крем, и пока эклеры допекаются в духовке, времени зря не теряете. Взбиваете сливки для меренг, и когда эклеры готовы, в уже горячую духовку отправляется следующий противень. Такое безотходное производство, еще и потрясающе срежиссированное по времени.

Анастасия с мамой Марией Зверевой и папой Павлом Чухраем

Когда смотрю, как мама это готовит, ощущение, что она дирижирует оркестром, каждое движение отработано и красиво. Мама первый раз позвала участвовать в процессе, когда мне было лет пять. Она подсказывала, я делала. К десяти годам я уже могла с закрытыми глазами готовить эклеры сама. То же с моей дочкой Аней: когда у родителей гости, она бежит помогать — и пожалуйста — на столе результат эксплуатации детского труда. Она дико довольна, получает комплименты.

Дома я эклеры готовлю не очень часто. Видимо, подсознательно следую бабушкиному принципу: эклеры для меня связаны с родительским домом, его атмосферой, их друзьями. Правда, эклер «на завтра» оставляют уже не мне…»

Теги:

---------------------------
похожие идеи