Утка с яблоками по рецепту семьи Тоидзе

Кулинарный сюжет, в котором яблоки гораздо главнее утки

Режиссер Георгий Тоидзе ­родился и вырос в Москве в семье грузинских художников. Прадед, Моисей Иванович, открыл в Тифлисе Народную художественную студию и преподавал в Академии художеств, где учился дед Георгия, Ираклий Моисеевич Тоидзе (он стал известен после плаката ­«Родина-мать зовет!»). В детстве Георгий тоже хотел стать художником, даже окончил художественно-театральное училище.

«В нашей грузинской семье много традиций. Некоторые из них, впрочем, уже не поддерживаются — как, например, традиция красть себе жен. Прадед мой, Моисей Иванович, например, жену свою встретил, когда она к Репину ходила учиться рисовать. И в прямом смысле этого слова выкрал ее и увез в Тифлис жениться. Да и дедушка мой, Ираклий Моисеевич, свою будущую жену, Тамару Федоровну, мою бабушку, тоже, можно сказать, выкрал. Во-вторых, у нас в семье из поколения в поколение все или почти все художники.

И еще есть традиция, которую я уже сам хорошо помню и которую мы все бережно храним, — связана она с уткой с яблоками и нашей дачей в Подмосковье. То есть разные грузинские блюда, как сациви, бажи и пхали, у нас были обычным делом. А вот бабушкина утка — особенным. Я помню ее с малых лет. Вот с какого возраста себя дети могут помнить — вот с такого и помню: лето, дача и бабушка делает утку. Или на Рождество. Бабушка, в принципе, не очень часто готовила, у нас была домработница. Но точно любила, и когда приходили гости или в праздники — она всегда была на кухне.

А гости у нас с шумными застолья­ми были довольно часто и в половине случаев еще и неожиданно. До сих пор ­помню случай — час ночи, мы уже спим. Тут звонок в дверь — родственники из Питера: «Здравствуйте, давно вас не видели, мы на недельку погостить». Я — в шоке. А все старшие: отлично, говорят, проходите. И потом неделю по музеям Москвы. Я тогда в первый раз в Донской монастырь, кстати, попал. Наверное, потому так хорошо это и помню. Дед меня постоянно по разным музеям водил. Раз в неделю в Пушкинский — это вообще правило, зал импрессионистов с закрытыми глазами с детства пересказать могу.

Что же касается домашних застолий, то тут бабушке просто не было равных. Обидно, что сейчас ­прак­ти­чески отсутствует подготовка к празднику. Максимум — заехать в «Азбуку вкуса». А раньше — это ж целое действо на 3–4 дня. Особенно в 80-х. Найти продукты, купить, а потом из этого еще суметь что-то действительно изысканное приготовить. Как это… из говна — конфетку. Но бабушке всегда удавалось.

К утке, правда, это не относится. Но рецепт на самом деле простой: потрошеная утка обмазывается специями — какими есть, можно и майонез использовать, но это не очень круто. Лучше медом. Потом идут яблочки — кислые обязательно. Вот у нас на даче антоновка растет. И она идеально сюда подходит. Жаль, что в магазинах этот сорт не часто встретишь — все больше какой-то «гренни» или «голд» бестолковый запарафиненный. Затем температура. Она должна быть не очень высокая — 150–170. Чтобы не как на мангале, а скорее протушивается. Утиное мясо жест­коватое. И его надо аккуратно и тщательно готовить. А потом (это наша самая главная семейная добавка) — гречневая каша с кислыми яблоками опять. И с утиным жиром».

Теги:

---------------------------
похожие идеи