Страховой случай

Алекторофобия, аллиумфобия, пенка на молоке, вареный лук и другие гастрономические фобии — и как с ними жить

Каждый день на ресторанные кухни поступают просьбы убрать из блюда лук, кинзу, масло или, например, обойтись в салате с осьминогом без самого осьминога. В большинстве случаев это связано с аллергиями, в единичных — с тем, что вид растопырившихся в тарелке щупалец спровоцирует паническую атаку.

Боязнь тех или иных продуктов — не что иное, как человеческий страх разрушения своего организма, который напрямую связан с инстинктом самосохранения. Так, например, дети в возрасте 2–3 лет часто отказываются есть незнакомые продукты, потому что организм оберегает себя от отравления неизвестными ингредиентами. Во взрослом возрасте боязнь еды — ситофобия — возникает либо при непереносимости определенных продуктов и неврологических заболеваниях, когда невыносим один вид или запах продукта, либо при психических расстройствах. Человек слышит голоса, запре­щающие ему есть, например, спаржу, или считает, что еда отравле­на, думает, что у него отсутствует горло или его желудок, например, из стекла и неспособен переваривать продукты. Менее драматичные случаи боязни случаются с мнительными, тревожными, часто педантичными, гиперответственными или склонными к перфекционизму людьми.

С гастрономической фобией можно спокойно прожить всю жизнь, если она не особо досаждает, — от отказа от ненавистной манной каши еще никто не умирал. Если же это причиняет неудобства, то от боязни еды можно избавиться с помощью невролога или психотерапевта, которые и сами признаются, что всегда ненавидели и будут ненавидеть молочную пенку.

Боязнь инфицированных продуктов

Если хорошо прожаривать мясо, страх заразиться сальмонеллезом от курицы будет ­безоснователен: достаточно всего 10 минут при температуре 75°C
Регулярные новости об обнаруженных в продуктах питания сальмонеллах, листериях, стафилококках, ­кишечных палочках, вирусах птичьего и свиного гриппа и прочей микроскопической нечисти заставляют мнительных людей напрочь отказываться от мяса птицы, свинины и говядины, куриных яиц и непастеризованного молока — именно эти продукты вызывают панический страх чаще всего. Особенно часто ­бациллофобией страдают ипохондрики: услышав про очередной вирус, они тут же находят у себя все ­симптомы заболевания и решают, что они-то точно съели зараженный продукт. Невозможность проверить происхождение и качество продуктов заставляет людей либо отказываться от еды вовсе, либо просить ­исключить из блюда потенциально опасные продукты — так, в ресторанах часто просят не добавлять ­сырые яйца, если они входят в состав ингредиентов блюда или соуса к нему.

Боязнь скоропортящихся продуктов

Бактерии быстрее размножаются в заварном креме и в кремах на масляной основе и из взбитых сливок; медленнее — во взбитых белках.
Боязнь пищевого отравления скоропортящимися продуктами, как и другие гастрономические фобии, ­основана на инстинкте самосохранения и страхе нанести вред собственному организму. Она ­приобретает масштабы эпидемии в летний период — единственное время, когда очередь в отдел кулинарии в супермаркетах окончательно рассасывается. В группу риска попадают салаты (соусы и заправки ­становятся благоприятной средой для резвого размножения бактерий), молочная продукция и кондитерские изделия: недоверие к информации продавца о дате изготовления («только сегодня ­привезли») и производителя (подозрительного вида наклейка, которую можно отлепить, а потом приладить новую) превращает крем на тортах и пирожных в объект остракизма. Многие признаются, что испытывают страх перед скоропортящимися продуктами вне зависимости от сезонных климатических изменений.

Боязнь запахов, вкуса, цвета и текстуры продуктов

Несмотря на действительно отвратительный вид, печень — один из рекордсменов по полезным свойствам среди продуктов.
Форма, текстура, цвет и запах могут подсознательно вызывать ассоциации с опасным для жизни продуктом: можно вспомнить реакцию Индианы Джонса, когда ему предлагают попробовать обезьяньи мозги, или передергивающихся от отвращения туристов при виде и запахе деликатесов Юго-Восточной Азии. Но как ни странно, в топе самых распространенных боязней — вполне обычные продукты: страх и трепет внушают запах и вкус чеснока (аллиумфобия) и печени, помидоров, брокколи, брюссельской капусты и других овощей (лаханофобия). Нередко страх вызывает какой-то определенный вкус — например кислый (ацерофобия) — или запах. Так, запах кинзы некоторые соотносят с запахом клопов. А другие избегают, как чумы, арахисового масла с его липкой текстурой: может, видите ли, налипнуть на небо и вызвать удушье.

Боязнь есть что-то выглядящее как живое

Съедобны далеко не все виды улиток, самыми вкусными считаются виноградные: их запекают с чесночным маслом и петрушкой или отваривают в вине.
Связана со страхом причинить боль живому существу — часто за ним скрывается запрет на проявление агрессии, в том числе и в ее положительной ипостаси. Люди, которые глазом не моргнув съедают куриное филе, салат с курицей или котлету по-киевски, холодеют при виде запеченной целиком куриной тушки. В этой же группе страхов — остраконофобия, боязнь моллюсков (например эскарго). Пугают также яйца птиц, воспринимающиеся как зародыш, и икра — съедание столовой ложки приравнивается к истреблению небольшой рыбьей стайки. У многих вызывает панику мысль, что проглоченное существо и в самом деле живо и будет продолжать жить внутри человека, разрушая его изнутри, — и эта фобия, опять же, ­основана на инстинкте самосохранения

Боязнь просроченных продуктов

Фабричные консервы вопреки распространенному мнению почти никогда не явля­ются причиной заболевания ботулизмом; а вот домашние — да.
Сами по себе заинтересованность сроком годности на упаковке и опасения по поводу его истечения, ­конечно, не попадают под определение фобии — до тех пор пока не превращаются в навязчивую идею, что продукт испорчен всего спустя пару часов после вскрытия вакуумной упаковки или что любая ­консервированная продукция испорчена, а сроки годности, указанные на банках, — умышленный обман производителя, сбывающего просроченный товар. Некоторые жалуются на то, что не могут пить сок из пакета или есть молочные продукты, если упаковки были вскрыты не ими лично, а, например, их близкими. И что любой напиток, постоявший в стакане при комнатной температуре хоть десять минут, уже негоден.

Боязнь продуктов, связанных с травмирующими воспоминаниями

Травмированные видом манных комков в детстве ненавидят только кашу, но часто не возражают против манной крупы в блинах, суфле, пудингах и муссах.
Большинство гастрономических фобий связаны с детскими воспоминаниями, которые имели негативную эмоциональную окраску, так как мозг человека мгновенно выстраивает ассоциативную цепочку с ранее ­пережитыми приятными или неприятными ситуациями. Поэтому и список продуктов в этой группе ­страхов напоминает какой-то детский пыточный рацион: молочная пенка, рыбий жир, топленое масло, ­каша с комками. Переедание какого-либо продукта в детстве и попытки родителей заставить есть ребенка что-то, что ему не нравится, также могут стать причинами возникновения фобий во взрослом возрасте.

Боязнь сырых и плохо приготовленных продуктов

Рыба (даже морская) может быть не только заражена гельминтами, но и содержать тяжелые металлы вроде ртути в высокой концентрации.
Мало того что никакой культуры потребления сырого мяса или рыбы в России попросту нет, так еще из-за недостатка продуктов высокого качества в подсознании годами откладывалась мысль, что сырые или не полностью прожаренные мясо или рыба непременно нашпигованы паразитами под завязку. Не вирусом бешенства, так бычьим цепнем, не бычьим цепнем, так солитером. Паническая боязнь ­заражения, мнительность и внушаемость, особенно у людей, склонных к ипохондрии, приводят к боязни ­мяса (карнофобии) и рыб (ихтиофобии) как таковых. Первые в списке страхов — стейки любой ­прожарки, за исключением well done, тартар и суши.

Теги:

---------------------------
похожие идеи