Смеха ради

Катя Метелица о смешной и страшной еде

«Один пирожок мне такое рассказал! — как всегда не к месту сообщила Фиби Буффе. — Я полночи хохотала!» «Что, у него была такая смешная форма?» — встрял шутник Чендлер. «Нет, содержание. Они засунули в начинку наркоту…»

Хипповский пирожок из нежно любимого сериала «Друзья» — первый, что приходит на ум, пример смешной еды. Но он, строго говоря, не совсем правильный: веселящую начинку можно подсунуть куда угодно. Так что пирожок дисквалифицируется за допинг, но ведь признаемся: еда бывает смешной. А также серьезной, основательной, романтичной и даже слащавой — при этом не обязательно сладкой. Еда может быть: патриотической, космополитичной, демократической, буржуйской, рабоче-крестьянской, мещанской и либеральной. Кокетливой, претенциозной (явно или тайно), феодально-­высокомерной, неподдельно благородной, мещанской или снобской, а также скромной, честной, уверенной или не уверенной в себе. По сути — или в зависимости от обстоятельств.

Например, борщ или, наоборот, какое-нибудь севиче: на родине они обыденность, а на зарубежных гастролях — взрыв мозга. Или виноградные улитки: где-нибудь в Барселоне самая обычная еда, ни рыба ни мясо, а в Моск­ве начала 90-х под звучным французским именем эскарго стали важным символом капиталистического потребления. Это страшно удивляет тех же испанцев: что у вас в России из-за снега своих улиток, что ль, нет? Вымерли, как птеродактили? Вымерзли? Совсем, что ли, жрать нечего — улиток из Франции выписываете? (Правильный ответ: соотечественным улиткам мы не доверяем, а французские легитимизированы названием: «эскарго» на русский слух звучит необыкновенно гордо.)

Что касается смеха: смешной еда может казаться по разным причинам. А иногда — по совокупности причин, которые нужно или не нужно объяснять. Шпроты, барабулька, тарталетки. Танцевала рыба с раком, а петрушка — с пастернаком. Репа, тыква, щи и пельмень. А также вареник. Рожа как блинчик, уши — вареники. Помидоры: «Чего ­отстал, кетчуп?» Про арбузы, батоны и булки нечего и говорить…

Вообще, если хоть чуть-чуть задуматься, вся еда довольно смешная, даже вареная картошка и сырое мясо. Но вот чего я не могу понять — это попытки сделать из еды шутку. Хит народного кулинарного юмора — «волосатая сосиска» (в живую сосиску втыкают сухие макароны и так вместе варят). Удивительно, но не смешно. Даже так: удивительно несмешно. Скорей уж страшно, ей-богу.

Теги:

---------------------------
похожие идеи