Сухпайки

Редакция «Еды», шеф Владимир Мухин, бармен Вячеслав Ланкин и худрук ВИА «Голубые береты» Сергей Яровой тестируют армейскую еду

Мы приобрели ради интереса три сухих армейских пайка, которые доступны в российских интернет-магазинах (несмотря на то что иногда на них пишут «Не для продажи»). И добавили к нему для сравнения американский сухой паек, который тоже купить в России не проблема.

А попробовать все это мы пригласили трех человек. Художественного руководителя ансамбля ВДВ «Голубые береты» Сергея Федоровича Ярового. Шеф-бармена Delicatessen (43-е место в списке лучших баров мира) Вячеслава Ланкина, который служил в ВДВ. И шеф-повара White Rabbit Family Владимира Мухина (его «Белый кролик» сейчас находится на 23-м месте в списке 50 лучших ресторанов мира), который служил поваром в Генштабе. «Еду» представляли редактор Роман Лошманов и младший редактор Ольга Астахова — они, в свою очередь, в армии не служили.

Лошманов: Давайте сначала расскажем, что такое сухпаек и для чего он нужен.

Яровой: Сухпаек предназначен для того, чтобы боец вышел, грубо говоря, в автономное плавание и в течение суток мог нормально питаться, поддерживать свои калории. Он должен быть наименее емким, чтобы умещался в рюкзаке — в рюкзаке десантника, например, — потому что его часто выдают не на сутки, а на четверо-пятеро. Там должно быть питье, витамины соответствующие, соответствующие калории — и чтобы он на всякий случай был еще и вкусный. Хоть немного: чтобы его можно было запихать и не давясь проглотить. Я сорок лет уже в ВДВ, за эти годы перепробовал огромное количество сухпайков. Как правило, за последние годы улучшения к хорошему не ведут. У нас был первый «эталон», второй «эталон», там были пшенка, гречка с тушенкой, которые подогревались на горелках, и они были вкусными, нормальными. В Афганистане, кстати, был сухпаек двух видов: горно-летний и горно-зимний. Отличались они, в принципе, одной простой штукой: в летнем сухпайке был фруктовый суп — риса немножко, яблочко или груша, а в зимний вместо этого супа шел борщ.

Рома: Консервы?

Яровой: Да. Большая банка борща, большая банка картошки с мясом. Был еще пятый «эталон». (Ланкину) Ты знаешь, что такое пятый эталон?

Ланкин: Да.

Яровой: Пятый «эталон» был для спецподразделений. Там только маленькие баночки: сгущенка, сосисочный фарш, «Завтрак туриста», бекон был даже, шоколадка, витаминки, конфетки, галеты. Вот такой вот был сухпаек! Потом наступили смутные веселые девяностые годы, и начали делать сухпайки, скопированные у американцев. Ерунда вроде брикетика гороховой каши, на котором написано: засунуть в рот, разжевать, запить водой.

Ланкин: «Папа, пива не было, я сухариков купил».

Яровой: Нас один раз привезли на базу — мы в Югославии были, — говорят: мужики, с ужином задержались (а уже час ночи был), нате вам сухпаек. Мы как увидели его — слезы потекли. Выдали вот эту зеленую дрянь: разжевать, запить водой. Невкусно, взяли у американцев, тупо перекатали. Зачем? Мы же свое лучше делали. Что сейчас творят — я не знаю, вот хочу увидеть.

Лошманов: Ну, начнем с повседневного. ИРП-П, «Индивидуальный рацион питания повседневный».

Яровой: Давайте доверим повару это дело.

ИРП-П: «Индивидуальный рацион питания повседневный». Состав: галеты армейские из муки пшеничной; консервы мясные, консервы мясорастительные; консервы мясоовощные; консервы овощные закусочные; паштет печеночный; паста шоколадно-ореховая; концентрат для напитка тонизирующий; напиток молочный сухой; повидло фруктовое; чай черный байховый; кофе натуральный растворимый; сахар; соль поваренная пищевая; перец; поливитамины, драже; разогреватель портативный; спички водоветроустойчивые; средство для обеззараживания воды; ложка пластмассовая одноразовая; салфетки дезинфицирующие; салфетки бумажные.

Мухин (вскрывая сухпаек и разбирая его содержимое): Вскрывается очень просто, очень быстро. Паштет печеночный «Бизнес-повар»: печень говяжья, мозги говяжьи, жир свиной, лук, соль, сахар, гвоздика, мускатный орех.

Лошманов: По идее должно быть вкусно.

Мухин: Икра овощная, из кабачков: кабачки, морковь, перец душистый молодой. Концентрат для напитка фруктово-ягодный.

Лошманов: Его нужно горячей водой разбавлять?

Яровой: Нет, можно простой.

Мухин: Состав: сахар, экстракт растительного сырья, пектин, кислота лимонная.

Астахова: Напиток молочный сухой быстровосстанавливающийся.

Яровой: Это лучше горячей водой разбавлять.

Мухин: Повидло яблочное. Это прям из пакетика надо есть?

Астахова: В себя выдавить.

Мухин: Сахар — три пакета. Немалое количество, я бы сказал. То есть это на целый день? Завтрак, обед и ужин?

Ланкин: Ну да. А это сухой спирт: «Не есть».

Мухин: Влажные салфетки в количестве трех штук. Чай. Кофе растворимый — почему-то с американским флагом. Паста шоколадная ореховая.

Яровой: А шоколадок нету?

Мухин: Шоколадок я пока не наблюдаю. Спички ветрозащитные, приборы. Вот самое интересное. (Берет в руки алюминиевую коробочку.) Каша дорожная перловая с говядиной. Говядина, крупа перловая, жир, лук, соль, черный перец молотый.

Яровой: Стандарт.

Астахова: Мясо с зеленым горошком и морковью. Говядина, зеленый горошек, морковь, масло растительное, соль, лавровый лист, перец черный молотый.

Лошманов: А там что? Просто говядина тушеная?

Астахова (расматривая следующую упаковку): Да, тушенка.

Яровой: Давайте все сюда, буду компоновать.

Лошманов: А еще ведь должно быть дезинфицирующее средство для воды.

Яровой: В принципе, таблеточки «Пантоцида» у нас всегда были. Маленькие такие, одну кидаешь — и можно пить с любой реки, с любой лужи. Потому что есть такие места, где воды нет, но любая лужа кажется водой. Может быть, мы просто пропустили?

Лошманов: А, вот они, три штуки. И еще поливитамины. А для чего витамины?

Яровой: Это же витамины. Витаминку съел, и сразу тебе хорошо стало.

Лошманов: Ну что, хватит на сутки?

Яровой: Вы знаете, я даже удивлен. Это наш армейский или это охотничий?

Лошманов: В интернете продается как армейский

Яровой: Удивлен! Итак, завтрак: вот тебе паштет, вот тебе икра, вот тебе пачка галет, вот тебе паста шоколадная. Дальше — в обед — на любителя: кашу дорожную, например. Днем, когда большая нагрузка идет, обычно есть не хочется. А вечером, когда на базе останавливаешься, в лагере, тогда уже хочется кушать. Вот вам мясо, вот вам тушенка. Вот тогда бы я наелся. В общем, можно на этом сутки прожить.

Мухин: А повидло можно со снегом смешать — сорбет.

Яровой: Кому-то нравится повидло, кому-то нет — мы менялись. В Афгане было очень просто: у нас были боевые тройки, и мы не каждый себе готовил, а кинешь три штуки борща в один котелок, сыпанешь кубик куриного бульона, водички, и получался на троих замечательный борщ.

(Мухин разогревает на вложенной в паек алюминиевой горелке перловую кашу.)

Лошманов (рассматривает концентрат) : Это как «Юппи» получается? Или это более вкусно?

Мухин (читает состав) : Сахар, экстракт растительного сырья, пектин — для чего он, интересно? — лимонная кислота.

Яровой: Давайте попробуем мясо с зеленым горошком и морковью, это можно не подогревать. Сначала повару. Пусть пробует, а мы пятнадцать минут подождем.

Мухин: Обычно два часа, нет?

Яровой: Тушенку предпочитаем холодной.

Лошманов: А почему?

Яровой: А зачем?

Ланкин (пробуя разведенный концентрат) : Ну такой, из кураги.

Мухин (пробуя мясо с горошком) : Это как гарнир пойдет. Мяса тут немного.

Яровой: Но запах то есть? (Мухин кивает.) Это уже хорошо.

Ланкин: А у нас раньше не было фольги, были баночки.

Мухин: Уже кипит. (Снимает кашу с огня.)

Лошманов: Насколько я понимаю, еда должна быть не сильно сложной, но высококалорийной. И чтобы не отравиться.

Яровой: На протяжении дня у тебя нет возможности подогревать, производить постоянно какие-то действия. Утром встаешь — баночку одного, баночку другого открыл, быстро поел — и ушли. А в пути — где-то шоколадку перехватил, где-то сгущенки выпил. Но вечером, чтобы лечь и уснуть, нужно нормально поесть.

Мухин: Горячей перловки?

Все: Да!

Яровой: Перловочка! В подогретом состоянии — нормально.

Лошманов: Такая она, уже разваренная. Наверное, чтобы организм лишние силы на пищеварение не тратил.

Ланкин: Я так соскучился по перловке! Вчера был в Metro, купил перловки, но вот с утра не успел приготовить.

Астахова: Зато вот сейчас.

Яровой (пробуя): Слушайте, вкусно.

Ланкин (пробуя): Да.

Лошманов: Мясо качественное.

Яровой: А я вот еще замылил печеночный паштет. Давайте намажем?

Мухин: На галеты.

Лошманов: Ну что, Оля, скажешь про кашу? И про горох?

Астахова: Нормально. Это можно есть, и довольно вкусно даже.

Ланкин: А когда у тебя ничего нету, когда ты не можешь пойти и круассанчик купить или еще что — то вкуснее на порядок становится все.

Мухин (пробуя перловку) : Это реально вкусно, ребята.

Лошманов: А вот если бы тебе доверили делать такие консервы, что бы ты изменил?

Мухин: Мне нравится.

Лошманов: То есть ты бы ничего не стал менять?

Мухин (отрываясь от перловки) : Нет. Не хватает знаете чего? Чайку не хватает.

Лошманов: Можно заварить.

Астахова: Или вот компот.

Яровой: Я вот рассказывал про горный паек с летним фруктовым супчиком. Там 250 грамм баночка была. Идешь-идешь, он в рюкзаке болтается, потом открываешь его, выпиваешь (он все время холодным был почему-то, хотя было плюс пятьдесят), а потом доедаешь рис, яблочко.

Мухин: А борщ настоящий был? Прямо красный, вкусный?

Яровой: Вкусный. Но — каждый из нас думает, что именно его борщ настоящий. Я, например, считаю, что борщ без пассеровки — это не борщ.

Мухин: Согласен.

Яровой: Ну а там был борщ без пассеровки, конечно. Видимо, экономили.

Мухин (перемешивая на горелке тушенку) : Из тушенки прямо суп получился.

Ланкин: Потому что тушенку все время холодной едят.

Яровой: Мы ее холодной едим.

Лошманов: А, вот, значит, почему.

Яровой: А вот жирок можно в кашку было бы высыпать.

Лошманов: Что про паштет скажем?

Астахова: Паштет так себе.

Мухин: Да, замазка какая-то.

Яровой: Вот честно скажу: здесь не хватает сгущенки и пары шоколадок. Они небольшие, зато это калории. Бывало идешь-идешь, останавливаться никто не собирается — шоколадку в рот засунул, на ходу съел, и уже вроде есть не хочется.

Мухин: Еще я вот заметил, что для меня все как-то солено очень. Сначала думал, показалось.

Яровой: Это ты по тушенке судишь?

Мухин: Тушенка особенно. Ее, наверное, надо с кашей смешивать.

Яровой: Лучше ее не разогревать, она тогда не такая соленая. Вся соль в бульоне. В жире этом.

Лошманов (пробуя овощную икру) : Икра вполне себе. Как в банках в магазинах. Что мы еще не попробовали? Компот?

Астахова: Я попробовала.

Ланкин: И я.

Лошманов: И как?

Астахова: Вкус кураги хорошо чувствуется. Нормальный компот.

Паек собран московским ООО «СпецПит» и обошелся нам в 605 рублей.

Лошманов (пробуя): Похоже даже не на компот, а на то, когда растворяешь таблетку от простуды.

Яровой: Пить можно.

Лошманов: А повидло?

Ланкин: Чего его пробовать. Повидло как повидло. Молоко надо попробовать заварить.

Мухин: А кипяток у нас есть? Как его вообще добывают?

Ланкин: В котелке. У всех есть.

Яровой: Причем не просто котелок, а комплект: котелок, фляга и подкотельник. На подкотельнике можно греть кашу, в котелке чай или что хочешь, а во фляге вода.

Лошманов (про напиток из концентрата) : Кстати, не чувствуется вкус этой таблетки для дезинфекции, которую мы добавили.

Ланкин: А мы заваривали верблюжью колючку.

Яровой: Нормально, отлично. Это, во-первых, чтобы пить не хотелось, а во-вторых, от гепатита.

Лошманов: Это поэтому верблюдам так долго пить не хочется?

Яровой: А вы знаете, почему узбеки, таджики, туркмены в самую жару надевают свои самые теплые халаты и в чайханах сидят пьют горячий чай? Реально горячий чай. Потому что после него не хочется пить. А если ты хлебнешь глоток холодной воды в жару, ты потом не остановишься и будешь хлебать целый день.

Мухин: У нас такая же история на кухне. Мы же всегда работаем в экстремальных условиях. Если хочется пить — жуешь петрушку, стебелек какой-нибудь. Или пьешь чай.

Яровой: У нас по-другому было. Идешь, во рту ничего нет, все сухо. Но была лимонная кислота: пару кристалликов в рот — оп, и слюна пошла, а казалось, что вся жидкость из организма с потом вышла. Но не пьешь! А уже когда в горы поднялись, тогда можно. Тогда хоть упейся этой водой, потому что надо восстанавливать баланс.

Лошманов: Мы еще шоколадную пасту не попробовали.

Яровой: Это мы Ольге доверим. И поверим ей.

Астахова (пробуя): На вкус как «Нутелла» или что-то такое. Пахнет орешками. Нормальная.

Яровой: Главное — вы составы читали, там продукты все натуральные?

Лошманов: В основном да. В повидле есть консервант, сорбиновая кислота, это нормально. Давайте я попробую сухое молоко. Слава, добавьте мне горячей воды. А у вас такое сухое молоко было?

Яровой: Нет.

Ланкин: Я тоже такого не помню.

Яровой: А галеты-то попробовали?

Астахова: Да, нормальные. Все в порядке.

Мухин: Классические галеты.

Яровой: Не жесткие? Это у нас называлось печеньем. А галеты были ржаными, более жесткими.

Мухин: А, кстати, хлеба не было, заметили?

Ланкин: А зачем? Хлеб пропадет, плесень.

Яровой: Раньше были в первом и втором «эталоне» сухари ржаные. Но они по стольку лет лежали на складах, что когда их вынимали, они все были белые от плесени. А галеты не плесневеют.

Лошманов: Еще есть чай «Мистер Браун».

Мухин: Давайте хотя бы послушаем его аромат.

Лошманов: А насколько важны в сухпайке влажные салфетки?

(Яровой презрительно морщится.)

Лошманов: Баловство?

Яровой: Мне один врач в Афгане такую простую вещь сказал: все болезни от чистых рук и мытых яблок. Знаешь почему? Не потому, что не надо мыться вообще. А потому что есть такое понятие, как иммунная система. Когда ты живешь дома, понятно — пришел, руки помыл, это привычка. А там — поплюешь на руки, вытрешь об одежду — все, руки чистые. Какая-то часть вредных бактерий идет в организм, но не в том количестве, чтобы ты заболел, а система укрепляется.

Мухин: Сопротивляется.

Яровой: Конечно. Или когда ты, грубо говоря, сорвал где-то яблоко, обтер об себя, съел — опять укрепляется, ты не заболеешь. А у нас были ребята, которым мама с папой сказали: ты смотри, руки мой, все мой. И вот пришел послушный сын, так все и делал, а на первых боевых получал гепатит и был очень счастлив. Потому что иммунная система была не готова к сопротивлению.

Лошманов: Так, пробую сухое молоко. Что там в составе?

Мухин: Молоко цельное сухое, сахар и комплекс витаминов и микроэлементов.

Лошманов (пробует): Ну такое, как обезжиренное молоко. Ну что, переходим к следующему пайку?

Яровой: Давайте резюме все-таки сделаем.

Лошманов: Каша — хорошая. Тушенка — что называется, как в детстве, говядина качественная. В горохе — мне показалось, что там больше жилок, чем мяса. Коллагена много.

Мухин: Это гарнир все-таки больше.

Лошманов: Паштет не очень. Икра — как надо икра. Галеты?

Ланкин: Галеты отличные, бывают и хуже.

Яровой: Мое мнение — этим сухпайком сутки, как положено, можно продержаться. Организмы, конечно, разные бывают, некоторые могут все это за один раз слопать, но это называется обжоры. Главное — натуральные продукты и вкусно. Мне нравится.

Лошманов: Пайки — они одинаковые или варьируются в зависимости от того, кому выдаются?

Яровой: В принципе, офицерского или солдатского — такого подразделения никогда не было и, надеюсь, никогда не будет.

Лошманов: Но вот в интернет-магазинах продается некий «Офицерский», мы его попозже попробуем. А пока — ИРП-Б, боевой. То есть усиленный.

ИРП-Б: «Индивидуальный рацион питания боевой». Состав: галеты армейские из муки пшеничной; консервы мясные, консервы мясорастительные; консервы мясоовощные; консервы овощные закусочные; паштет печеночный; паста шоколадно-ореховая; концентрат для напитка тонизирующий; напиток молочный сухой; повидло фруктовое; концентрат второго обеденного блюда; палочка фруктовая; молоко сгущенное, соус томатный; жевательная резинка; чай черный байховый; кофе натуральный растворимый; сахар; соль поваренная пищевая; перец; поливитамины, драже; разогреватель портативный; спички водоветроустойчивые; средство для обеззараживания воды; ложка пластмассовая одноразовая; салфетки дезинфицирующие; салфетки бумажные. Цена — 750 рублей. Собрано тем же ООО «СпецПит».

Астахова (вскрывая): Открывается, кстати, очень удобно и легко, без ножа. Так, сгущенное молоко, которое мы так хотели. Томатный соус острый. Фруктовая палочка, сливово-яблочная с орехами.

Лошманов: Мюсли то есть.

Астахова: Повидло, как и там, но по-другому упакованное. Пюре картофельное с луком. Говядина тушеная — такая же, как и в предыдущем. Паштет, икра, мясо с зеленым горошком. Все то же самое.

Яровой: А шоколада нет?

Лошманов: Нет, вместо него, наверно, мюсли.

Астахова: Смотрите, даже есть «Ментос» — видимо, после тушенки.

Мухин: Конечно, с местными жителями общаться-то как.

Лошманов: Те же самые обеззараживающие таблетки. И — сколько там галет было?

Ланкин: Четыре пачки, как и здесь.

Яровой (рассматривая картофельное пюре быстрого приготовления) : Вот это хорошо, картошка. Сгущеночка — тоже замечательно. Я бы еще добавил шоколад.

Ланкин: Сгущенка еще чем хороша — она в тюбике, ты можешь ее в кармане держать и на ходу подкрепляться.

Астахова: А для чего, интересно, томатный соус?

Яровой: Чтобы картошка вкусная была.

Мухин: Смотрите, а мюсли-то в шоколаде. (Пробует.) Нет, это скорее пастила.

Лошманов: Похоже на гематоген.

Мухин: Может, он и есть? (Читает состав.) Чернослив, яблоко, сахар, арахис, мальтодекстрин — это для текстуры, — кислота аскорбиновая, витамин E.

Лошманов (пробует): В принципе, на ходу перекусить — хорошая штука. Давайте я пока попробую томатный соус острый. (Рассматривает упаковку.) А много-то его как. Томатная паста, соль, чеснок, перец, гвоздика, мускатный орех. Россельхозакадемия делает. Академический соус. ( Пробует.) М-м-м. Это лучше, чем кетчуп.

Мухин (передает картофельное пюре) : Картошечку попробуй. Прямо фарш на вареники или в пирожки.

Лошманов (пробует): Ну да, это вкуснее, чем тот растворимый картофель, что в магазинах продается.

Ланкин: В общем, здесь все понятно.

Яровой: Давайте вскроем «Офицерский».

Под именем «офицерского» пайка продается сухпаек производства ОАО «Грязинский пищевой комбинат», маркированный брендом «Армия России». Мы заплатили за него 550 рублей.

Лошманов: Этот паек продается в интернете под названием «Офицерский» и под маркой «Военторг». Еще на упаковке написано, что он не для продажи, но тем не менее мы его купили. Такое ощущение, что он меньше по размеру, чем предыдущие. (Доставая содержимое.) Вот здесь уже есть шоколад.

Мухин: И упаковка хорошая, металлизированная.

Астахова: Может, из-за этого хранится дольше? Срок годности два года, а у первых двух был год.

Ланкин: Мне кажется, это условности.

Яровой: Думаете, те, кто делал тушенку для сухпайков в годы войны, думали, что она доживет до наших семидесятых годов? А мы ее ели, нормально.

Ланкин: Фарш колбасный.

Яровой: О, сосисочный фарш, это самое вкусное, что может быть.

Астахова: Целых два напитка.

Ланкин: Даже три.

Яровой (доставая): Персик. Вишня. Малина еще!

Ланкин: Повидло. Гуляш с картофелем. О, фрикаделечки!

Яровой: Шпиг. Хорошее дело!

Мухин: Намазывать его на что-то надо? Думаю, шпиг просто как сливочное масло используется, его можно добавлять в разную еду.

Яровой: Яблочное пюре.

Астахова: Богатый набор.

Яровой: Галеты немного другие, пробуйте. Поливитамин тоже есть. Жвачка «Стиморол».

Ланкин: Там был «Ментос», а тут целая пачка.

Лошманов: Галеты другие.

Мухин: Мне эти больше нравятся, более натуральные такие.

Лошманов: Мне тоже.

Мухин: Фрикадельки будете?

Яровой: Это греть надо.

Лошманов (пробуя фрикадельки и читая состав) : Жир говяжий, томатная паста, сахар, соль, крахмал, мука. Крахмала много, муки много, а мяса мало. Мне кажется, даже в икеевских фрикадельках мяса больше.

Мухин (пробуя): Печальные фрикадельки.

Яровой: Попробуйте шпиг, нормальный.

Лошманов: Его так есть?

Яровой: На хлеб мажешь, на галеты.

Мухин (пробуя): Шпиг не очень вкусный.

Лошманов (пробуя гуляш) : Гуляш, конечно, не разогретый, но на гуляш он вообще мало похож. Картошка одна. Похоже на авиационную еду, но даже в самолете вкуснее. А это что?

Мухин: Гречка.

Астахова: Мяса мало совсем.

Ланкин: Такое ощущение, что это нестандартная история. Может быть, не настоящий паек, а такой псевдопаек под армейский заделан.

Ланкин: Вот это пробуйте. (Передает фарш колбасный.)

Яровой: Сосисочный фарш — это был деликатес.

Лошманов: Те же сосиски, только выложенные в коробочку?

Яровой: Ну да, паштетик.

Лошманов (пробуя): Помню, в советское время была тушенка «Великая стена», вот на нее похоже по вкусу. На сосиски не похоже.

Мухин: Кардамон там чувствуется.

Яровой: Ну это мы так его называли, сосисочным фаршем. Назови его как хочешь. Но вот что я вам скажу: из-за одного сосисочного фарша я бы не стал менять предыдущий паек на этот.

Мухин: Мне этот паек вообще не понравился. Может, какую-то ностальгию и вызывает сосисочный фарш, но мне и он не понравился. Фруктовый батончик — вот что тут мне понравилось больше всего. Ой, он же из прошлого пайка, который был со сгущенкой. В общем, второй паек самый лучший.

Яровой (пробуя фарш колбасный) : Должен вам доложить, что у нас другой был фарш. Этот жесткий, а у нас был мягкий: мажешь его как паштет. А этот деревянный.

Лошманов (пробуя паштет) : А вот паштет лучше, чем во втором пайке.

Астахова (пробует рагу из овощей) : Рагу как рагу, как в банке в магазине.

В составе «офицерского»: хлебцы армейские, фрикадельки из говядины, шпиг соленый консервированный, фарш колбасный особый, паштет нежный, гуляш с картофелем, рагу из овощей, фруктово-ягодный концентрат, сыр плавленный стерилизованный, повидло фруктовое, пюре из фруктов и ягод натуральное, шоколад горький, чай черный байховый, кофе растворимый, сахар, соль, перец, поливитамин, жевательная резинка, таблетка для дезинфекции воды, разогреватель портативный, спички водоветроустойчивые, салфетки дезинфицирующие для рук, салфетки бумажные, ложка пластмассовая, нож пластмассовый.

Лошманов (пробуя рагу) : Икра в тех пайках была лучше. Это что-то как будто недоделанное.

Астахова (открывая плавленый сыр, который оказывается коричневым) : А почему он такого странного цвета?

Мухин: Долго варили.

Астахова: Какой-то странный сыр.

Лошманов (пробуя сыр) : Вкус совершенно не сырный.

Ланкин: Нет.

Лошманов: Ладно, что мы скажем про этот паек?

Мухин: Второй был лучше.

Яровой: Да. Надо сказать, что первый и второй, в принципе, одинаковые.

Ланкин: Ну вот здесь шоколадка есть — но нет сгущенки.

Мухин: Мне понравились здесь только галеты, если честно.

Лошманов (пробуя шоколад) : По-моему, сои многовато.

Мухин: Согласен.

Яровой: Вскрывай «пиндоса».

Американский сухой паек MRE (Meal, Ready-to-Eat). Цена в России — 2000 рублей.

Лошманов: Ну что, какое первое визуальное впечатление?

Яровой: То, что мы и предполагали. Американцы по-другому и не умеют.

Мухин: Все дегидрировано, высушено.

Яровой: Все засыпано в порошок. Достанешь такое и подумаешь — а не зря ли я прожил этот день?

Лошманов: А для чего это делается? Чтобы дольше хранилось?

Ланкин: Срок хранения намного больше.

(Все разбираются с плоскими пакетами, изучают надписи и состав содержимого.)

Лошманов: Вот тут написано — цыпленок с помидорами и сыром фета.

Астахова: А как открывать, интересно?

Мухин (пробует открыть) : Вот, наверное, так. А, нет.

Лошманов (читает): Хлеб кукурузный. Состав очень серьезный. Чего только нет. И краситель карамель, и чесночный порошок, и соевое масло дегидрированное, и все что хочешь.

Ланкин: Сахара мало. Энергии.

Яровой (рассматривая один из пакетов) : Я вам должен сказать, что эти пакетики как-то подогреваются, потому что они открываются по длине.

Лошманов: А как подогревать?

Ланкин: Так, тут спички, какой-то пакет.

Лошманов (читает): Открыть пакет, налить воду, добавить порошок, удалить воздух.

Яровой (открыв пакет с курицей) : Кусок цыпленка.

Астахова: А разогревать не будем?

Яровой: Просто на вкус попробуем. (Пробует.) Есть можно.

Астахова: Соус как к пасте.

Мухин: Точно. С пармезаном?

Лошманов: С фетой.

Нам попался вариант, в который вошли: курица с помидорами и сыром фета; что-то вроде поленты (гарнир из кукурузной муки); изюм; сырный спред; овощные крекеры; концентрат виноградного напитка; арахисовое масло в сахарной глазури; вспомогательные компоненты вроде химического разогревателя.

Ланкин: А это на сколько рассчитано? Как-то не получается на сутки. Если только на раз.

Лошманов: Володя, что скажешь про курицу?

Мухин: Съедобная.

Ланкин: А это что?

Мухин: Это кукурузный хлеб фаршированный, что-то такое.

Яровой (пробуя еду из нового пакета) : Я не понял, что это по жизни.

Лошманов (рассматривая пакет у себя в руках) : В общем, это какой-то разогреватель.

Ланкин: Я тоже так подумал.

Лошманов (вертит пакеты) : Видимо, в этот пакет нужно вставить вот эту штуку.

Ланкин: Да, и тут запускается какой-то химический процесс.

Лошманов (открывая очередной пакет и пробуя) : Изюм вместо шоколада. Странный вкус какой-то у этого изюма.

Мухин: Да, чем-то обработанный, похоже. Пропитан чем-то.

Лошманов: В составе глицерол и какое-то масло каптакс — что это такое, интересно. А это что? Ага, сырный спред, вместо сыра намазывать.

Яровой (передавая разведенный виноградный концентрат кислотно-синего цвета): Вот, пробуйте химию.

Лошманов: Боже, это как будто из фильма «Звездный десант». Какая-то кровь инопланетян. Пахнет изабеллой.

Ланкин (показывая пакет-разогреватель) : Смотрите, закипело.

Мухин: Ты зажег что-то?

Ланкин: Воду налил, химическая реакция. Хорошо разогревает.

Лошманов (открывая еще один пакет): Так, это то, без чего американцы не могут обойтись: арахисовое масло. В сахарной глазури. Ну и что скажете про этот паек?

Яровой: Технологически, может быть, тут все правильнее, но по вкусу — нет. Вроде бы цыпленок по вкусу ничего, а больше ничего хорошего.

Лошманов: А как насчет удобства? Мне кажется, тут слишком много упаковок. Или нет?

Яровой: У нас тарелочки готовые: подогрел, открыл, из тарелки поел. Те два сухпайка мне очень понравились. А это — баловство.

Теги:

---------------------------
похожие идеи