Минтай

Ихтиолог и кулинарный обозреватель Ник Бор реабилитирует дальневосточную рыбу со скучной репутацией

  • Автор
  • Фотографы Сергей Леонтьев
    из личного архива Ника Бора

За минтаем еще с советских времен прочно закрепилась репутация «рыбы для кошек». Если же люди и едят минтая, то, как правило, в местах, где меню жестко ограничено: в больнице и в армии. Ну или, не дай бог, в тюрьме.

При этом военнослужащие, как и контингент, подопечный Федеральной службе исполнения наказаний, бывают даже рады рыбным дням с минтаем: как-никак это разнообразящие скудный рацион натуральные белки. Но и там вкус минтая не радует.

С больничной, армейской и тем более тюремной кухней все понятно: рыбу там сначала отваривают ради бульона для супа, а потом просто подсушивают на противнях, подавая как второе блюдо. Тут не до гастрономических изысков.

Но ведь и те, кто покупает минтая для домашнего потребления — для себя, а не для кошек, — тоже выбирают его из-за невысокой цены, но не из-за вкуса.

Между тем минтай, Theragra chalcogramma, относится к семейству тресковых — и совсем уж невкусным быть не должен. Наши дальневосточники ловят минтая на удочку с набережных или с лодки недалеко от берега, а потом жарят его свежим на ужин — и ценят его достаточно высоко, считая рыбой уровня примерно наваги.

В чем же дело — только ли в том, что в Центральную Россию минтай приходит уже сильно вымороженным?

Во времена СССР минтай уверенно занимал второе место по объему вылова: между путассу и тихоокеанской ставридой. Ходить за ним флоту было относительно недалеко, расход топлива у промысловых судов был сравнительно небольшим, огромные косяки легко облавливались — это обеспечивало низкую себестоимость и объясняло дешевизну рыбы.

Но есть и вторая причина как невысокого качества тушек на прилавках, так и невысокой цены: значительную часть минтая добывают ради печени и икры.

Печень минтая стали добывать в промышленных масштабах, когда стало очевидно, что запасы трески ограничены и не выдерживают интенсивного промысла. Собственно, и налажен минтайный промысел был именно для производства технического рыбьего жира, когда тресковая популяция пошла на убыль, а минтая было как на гуталинной фабрике у дяди кота Матроскина.  

Потом партия и правительство поручили технологам делать из печени минтая также пищевые консервы. Сначала на них честно писали «печень минтая», но потом часть стали продавать как «печень трески»: так дороже, а обывателю невдомек. Некоторые производители, правда, писали на консервах из печени минтая «печень тресковая». Потом, когда банка вскрыта, одну печень от другой отличить нетрудно: при надавливании вилкой печень минтая крошится, а печень трески давится в однородную, без трещин, массу. Кроме того, печень минтая обычно слегка горчит.
Икра же минтая — грамотно посоленная, полезная, вкусная и недорогая — пользуется и сегодня устойчивым спросом.

Понятно, что, когда главными объектами промысла являются икра и печень, в первую очередь думают о сохранности этого сырья. Тушки тогда продукт чуть ли не побочный. Производителю уже не так важно, пойдут ли они на корм пушному зверю, в больничные и армейские столовые или же в магазины.

Казалось бы, можно не вспарывать в уловах всю рыбу подряд, а отбирать из каждого трала лучшие экземпляры, да и морозить их отдельно целыми блоками, аккуратно и бережно. Но и тут очередные сложности.

Люди уже привыкли к тому, что минтай — рыба неважнецкая. Как их переучивать и объяснять, что он теперь будет другим — вкусным, как пикша или навага? Сколько денег уйдет на эти рекламные кампании и кто их будет финансировать?

Но действительно первостепенной проблемой является высокая зараженность минтая паразитами. Его нельзя продавать непотрошенным: если хозяйка вскроет дома рыбу, увидит червей и выкинет покупку, то будет потом всегда обходить минтая стороной. Никакие уговоры не помогут, и совершенно неважно, что паразитофауна минтая представлена малоопасными для человека анизакидами из группы нематод. Не успокоят и объяснения, что гельминты локализуются в брюшной полости рыбы и практически не проникают в мышцы — а главное, погибают при заморозке.

Но как же дальневосточники? Видят внутри рыбы тех же самых червей — и бесстрашно едят минтая да еще нахваливают.

Решающую роль играют их знания и опыт. Рыбаки знают, что минтай заражен, поэтому, вспоров рыбе брюхо и увидев там анизакид, выбрасывают кишечник (если потребуется— то и печень, и половые продукты) вместе с паразитами, удаляют жабры и больше в безопасности рыбы не сомневаются.

Соответственно, если мы у себя в средней полосе России хотим покупать красивого и чистого минтая, производителям нужно потрошить его непосредственно на промысле и тут же упаковывать и морозить, заботясь в первую очередь о качестве тушки, жертвуя заготовкой и икры, и печени.

Есть и другой путь, способный изменить мнение насчет минтая, — филирование.

Во всех «Макдоналдсах» в России подают единственный вид рыбы. Это минтай. Причем сертифицированный MSC. Где бы вы ни заказали филе-о-фиш — от Петропавловска-Камчатского до Калининграда, — вкус его будет одинаковым и довольно приличным. Все потому, что в «Макдоналдсе» строгий комплексный контроль на каждом этапе производства. И технологи фастфуда сумели добиться впечатляющих результатов — сочной упругости рыбы. Кстати, «Макдоналдс» остановился на минтае не только из-за массовости вида, что обеспечивает бесперебойность поставок. И уж точно не ради низкой себестоимости сырья: после филирования и удаления кожи себестоимость получается вполне высокой. Просто минтай обладает яркой белизной мышечной ткани, придающей еде внешнюю привлекательность.

Мировой вылов минтая составляет порядка трех миллионов тонн в год. Доля России — порядка 30–40%. Остальные игроки пускают основную массу минтая на переработку — на технологический рыбный фарш сурими. Из которого, в свою очередь, делают практически все крабовые палочки мира. И в этом случае выбор рыбы для сурими обусловлен не только значительными запасами минтая в северной части Тихого океана, но и нарядной белизной мышц.

Слоган «Отними минтай у кошки» придумали в Росрыболовстве еще в 2009 году. Но особых изменений ни в качестве минтая на прилавках, ни в отношении к нему как к хорошей человеческой еде так, увы, и не произошло. Хотя сейчас, в условиях санкций, отборный, тщательно выпотрошенный, красиво упакованный и недорогой минтай пришелся бы очень кстати.

А чтобы он был вкусным, надо его правильно готовить: не вываривать в супе до состояния безвкусных лохмотьев, не пересушивать в духовке. Лучше жарить на сковороде в панировке или готовить в кляре во фритюре.

рецепт

---------------------------
похожие идеи