Взгляд из нечто

Максим Семеляк о гавайской еде и том, что русский человек на рандеву с экзотикой непременно отыщет свою канаву со звездами

Несколько лет назад я работал редактором журнала про путешествия, где, в частности, занимался ангажементом авторов — дескать, съездите и напишите. Попал в список ангажируемых и поэт Рубинштейн. Лев Семенович немедленно оживился: «Я вот слышал, есть такое Гонолулу». Пришлось мягко объяс­нить, что конкретно этой возможности пока нет, а если она вдруг представится, то, скорее всего, мне самому придется воспользоваться служебным положением etc. Выберите, говорю, что-нибудь попроще. Классик московского концептуализма вздохнул: «Тогда — Электросталь».

Классик, как я позже понял, не соврал — человек, выросший на здешней местности и здешних же книжках, сумеет найти расстояние до Электростали из любой точки, в том числе и из Гонолулу. Я вот, например, совершенно точно не из тех, кто скучает по советской пище, однако же, оказавшись много лет спустя после того разговора на острове Оаху, подозрительно часто заказывал главное местное блюдо — локо-моко, которое представляет собой съестной набор, достойный столовой в той же Электростали, — котлета с яйцом и рисом.

Самое интересное в Гонолулу — это взаимопроникновение полинезийской и американской культур. И та и другая в значительной степени простодушны и монолитны (так, например, существует только Америке свойственное чувство уличного потока — люди очень разные, но все равно ощущение такое, будто все они только что вышли с одного киносеанса). Сложение этих двух традиций породило странный эффект: получается такая Америка с перехлестом, своеобразным символом которой может служить распространенный тут гамбургер с ананасом. А в местах, где красота и комфорт присутствуют в двойных дозах, тем более тянет искать лазейку, дыру, канаву, откуда, как водится, удобнее посмотреть на звезды. Канава, надо сказать, отыскалась мгновенно.

В Вайкики есть крошечный полутемный бар при клубе Waikiki Sandbox. Это темное, глухое место, где об океане, который вообще-то в двух шагах, напоминает разве что аквариум со старой рыбой; где стопки тяжелые, как гирьки. Это в некотором роде идеальный наблюдательный пункт — в других местных заведениях ты просто растворяешься, как лед в коктейле, в атмосфере острова. А тихий омут этого бара, пожалуй, был самым подходящим местом для подглядывания за Гавайскими островами. Кстати, до 1928 года Электросталь называлась просто — Затишье.

Теги:

---------------------------
похожие идеи