«История мира в 6 бокалах» Тома Стендейджа

Отрывок из увлекательной книги о жизненно важных жидкостях

«История мира в 6 бокалах» Тома Стендейджа
  • Автор
  • Фотограф предоставлено издательством «Бомбора»

Как человек догадался пить что-то еще кроме воды? Как и когда появились вино и пиво? А кто догадался заваривать кофе и чай? Какова роль кока-колы в истории США?

Британский писатель и редактор The Guardian и The Economist Том Стендейдж выбрал из всех существующих в мире напитков шесть, на его взгляд, главнейших, и написал об историях их успеха книгу «История мира в 6 бокалах», чей русский перевод вышел недавно в издательстве «Бомбора».

Мы публикуем главу о том переломном моменте, когда вино превратилось из безумно дорогого напитка в повседневный — и случилось это в Месопотамии.

«Вино стало новым модным трендом (в древней Ассирии. — Прим. «Еды»), но само по себе не было новинкой. Как и в случае с пивом, история его изобретения или открытия отражена лишь в мифах и легендах. Археологические данные свидетельствуют о том, что вино было впервые произведено в период неолита, между 9000 и 4000 годом до н.э., в Загросских горах, предположительно на территории современной Армении и Северного Ирана. Совпадение трех факторов сделало возможным развитие виноделия в этой области: наличие дикой евразийской виноградной лозы (vitis vinifera sylvestris), доступность зерновых культур, что позволяло обеспечивать запасы продовольствия для винодельческих общин, и изобретение керамики около 6000 года до н.э.

Производят вино из ферментированного сока измельченного винограда. Природные дрожжи, присутствующие на поверхности ягод, превращают сахар в соке в спирт. Поэтому длительное хранение винограда или виноградного сока в керамических сосудах неизбежно превращало сок в вино. Самые ранние вещественные доказательства этого, в виде красноватого осадка внутри керамического сосуда, были найдены при раскопках Хаджи Фируза, неолитической деревни в Загросских горах. Кувшин датирован 5400 годом до н.э. Вероятное происхождение вина в этом регионе отражено в библейской истории Ноя, который, как говорят, высадил первый виноградник на склонах горы Арарат. Отсюда знание о виноделии распространилось на запад, в Грецию и Анатолию (современная Турция), и на юг — через Левант (современные Сирия, Ливан и Израиль) в Египет. Примерно в 3150 году до н.э. один из самых ранних правителей Египта, фараон Скорпион I, был похоронен с семью сотнями кувшинов вина, привезенных за большие деньги из Южного Леванта, важного винодельческого района того времени. Когда фараоны приобщились к вину, они заложили собственные виноградники в дельте Нила, и небольшое внутреннее производство вина продолжалось там примерно до 3000 года до н.э. Однако, как и в Месопотамии, потребление вина было привилегией элиты, поскольку климат не способствовал крупномасштабному производству. Картины, изображающие производство вина, нередко встречаются в захоронениях, но они дают неверное представление о его распространенности в египетском обществе, поскольку только богатые (а лишь они пили вино) могли позволить себе дорогие усыпальницы. Простые египтяне потребляли пиво.

Аналогичная ситуация сложилась в Восточном Средиземноморье. Виноградную лозу выращивали примерно с 2500 года до н.э. на Крите и, возможно, в материковой Греции. О том, что лоза была завезена, а не всегда там присутствовала, свидетельствуют более поздние греческие мифы, согласно которым боги пили нектар (предположительно медовый), а вино было подарено людям позднее. Виноградные лозы выращивали так же, как пшеницу и ячмень, нередко они оплетали оливковые или фиговые деревья. Однако в микенской и минойской культурах II тысячелетия до н.э., на греческом материке и на Крите соответственно, вино по-прежнему оставалось напитком элиты. Оно не упоминается в рационе рабов или служителей культа невысокого ранга. Доступ к вину был все еще признаком высокого статуса.

Положение изменилось во время правления Ашшурнасирпала и его сына Салманасара. Вино, как неотъемлемая часть религиозной и общественной жизни, становилось все более модным на Ближнем Востоке и в Восточном Средиземноморье. Этому способствовали рост его производства и экспорта, а также появление новых крупных государств и империй. Чем меньше границ пересекало вино, тем меньше налогов и сборов приходилось платить и тем дешевле обходилась его перевозка на большие расстояния. Больше всех «повезло» в этом смысле ассирийским царям, владевшим главными винодельческими регионами. Рост производства и снижение цен сделали вино доступным для широких масс. Если, согласно записям времен правления Ашшурнасирпала и Салманасара, дань, уплаченная ассирийскому суду, — это золото, серебро, лошади, крупный рогатый скот и вино, то спустя два столетия оно исчезает из списков. По крайней мере, в Ассирии его больше не считали дорогим или экзотическим продуктом для использования в качестве приношения. Клиновидные таблички из Нимруда, датируемые 785 годом до н.э., показывают, что к этому времени в ассирийском царском дворце вино входило в рацион по крайней мере 6 тысяч человек. На десять мужчин приходилось по одному ка (около литра) в день. Квалифицированные работники получали больше, один ка делили на шестерых. Но всем в хозяйстве, от высоких чиновников до мальчиков-пастухов и помощников поваров, полагалась определенная норма.

Спрос на вино вырос и на юге Месопотамии, где местное производство было неэффективным. Такой скоропортящийся продукт было трудно перевозить по суше, поэтому была налажена транспортировка вина по Евфрату и Тигру на плотах и лодках из дерева и тростника. Греческий историк Геродот, посетивший регион около 430 года до н.э., описал лодки, используемые для перевозки товаров по реке в Вавилон, и отметил, что «их главный груз — это вино». По свидетельству Геродота, после того как суда сплавлялись вниз по течению и разгружались, они были почти бесполезны, учитывая сложность транспортировки. Их разбирали и продавали, как правило, только за десятую часть первоначальной стоимости. Эти неизбежные потери также повышали цену вина. Поэтому хотя вино становилось все более модным в месопотамском обществе, оно никогда не было общедоступным за пределами винодельческих районов. О дороговизне вина для большинства людей можно судить по словам Набонида, последнего правителя нововавилонского царства, которое пало под ударами персов в 539 году до н.э. Набонид хвастался, что во время его царствования кувшин импортного вина (он называл его «отличное пиво гор, которого нет у моей страны») объемом 18 сил (около 18 литров или 24 современных винных бутылок) можно было купить за один шекель серебра. В то время это был минимальный заработок в месяц, а значит, ежедневное потребление вина могли себе позволить только богачи. Остальные довольствовались алкогольным напитком, приготовленным из сиропа фиников. В Южной Месопотамии широко культивировались финиковые пальмы, поэтому такое «вино» было немногим дороже пива. В течение I тысячелетия до н.э. даже любящие пиво месопотамцы отвернулись от него. Началась эра вина».

Теги:

---------------------------
похожие идеи