Как приготовить соус гарум

Отвечает томич Максим Степаненко

Как приготовить соус гарум

Древнеримский гарум — один из древнейших рыбных соусов в мире. В Апициевском корпусе, кулинарной книге середины первого тысячелетия нашей эры, гарум упоминается в составе многих блюд, там же сказано, из чего его делали: в ход пускали тунца, анчоусов, скумбрию и разнообразные травы.

Рыба с головами и внутренностями несколько месяцев ферментировалась на солнце в каменных цистернах (такие сохранились, например, в Херсонесе), и разные древние источники сообщают: запах при производстве гарума стоял такой, что соус приходилось делать в специально отведенных для этого местах. Нечто похожее делают в Юго-Восточной Азии и сейчас: знаменитые азиатские рыбные соусы — той же природы.

Несколько лет назад житель Томска Максим Степаненко повторил кулинарный опыт древних римлян, а потом повторил не единожды. Как, зачем и почему — мы спросили у него самого.

«Жена как-то купила упаковку мелкой соленой рыбы. На упаковке было написано, как в Древнем Риме из такой вот рыбы делали соус гарум. Меня это заинтересовало. Что называется, торкнуло. И я решил его приготовить.

Рыбу люблю, семья ест много рыбы, в пост тем более, а рыба — это очень отходный продукт. Иногда головы, плавники и потроха занимают до 30% тушки, поэтому проблем с сырьем не было. Поискал рецепт в интернете, нашел его в ссылках на римского писателя Гаргилия Марциала. Понял также, что в реальности его в России никто не делал, в сети гуляют сплошные теоретические перепечатки.

Если закупить нужное количество рыбы или получить много сырых рыбных отходов, гарум можно делать сразу. Из 35 кг рыбы (или отходов) можно получить в итоге 8–9 литров гарума.

У меня не рыбная фабрика, я не был готов к приготовлению гарума, так что начал собирать сырые рыбные отходы постепенно, с конца октября. Складывал их в 36-литровый бак из нержавеющей стали, который стоял на неотапливаемой веранде. Что я собирал: плавники, хвосты, головы, потроха от сельди, скумбрии, минтая и щуки. В гарум ни в коем случае нельзя класть термически обработанную рыбу, это принципиально важный момент. Еще важная деталь: чем больше потрохов, тем лучше будет готовиться гарум, потому что этот соус — продукт не гниения или брожения, как некоторые по глупости пишут, а продукт ферментации рыбного белка. Ферменты, содержащиеся в тканях рыбы и, конечно, в потрохах (желчь, например), начинают постепенно разрушать белок, от чего соус и становится жидким, точнее, пюреобразным.

Если вы живете в квартире, то рыбные отходы можно хранить в морозилке или на балконе, пока их не наберется нужное количество. Каждый раз, закладывая рыбу во флягу, я пересыпал ее крупной солью из расчета 1 часть соли на 8 частей рыбы. Солью гарум не испортить, если ее будет больше, соус просто будет на выходе более соленым и его можно будет добавлять в еду в меньшем количестве. Собственно, благодаря соли рыба консервируется и не гниет летом даже под испанским солнцем.

К концу апреля получилась половина фляги, пришлось еще добавить рыбы. Купил несколько килограмм мойвы, минтая и путассу. Сродники привезли полмешка лещей. У нас на Оби лещ считается рыбой второсортной, и если они попадаются, то их или выкидывают, или пускают на удобрения: закапывают при посадке под куст перца или помидора; никакой коровяк не нужен, овощ растет прекрасно! Леща я порубил на куски и положил в бак, куда отправил и купленную рыбу. Затем пряности и сушеные травы: несколько пачек «Прованских трав», в аптеке купил шалфей, мяту. И у меня было полкило мною высушенного набора из укропа, петрушки, кинзы. Еще добавил несколько пакетов лаврушки, кориандра, черного перца горошком и душистого перца.

(Гарум не нужно готовить только из речной рыбы. И уж точно не из одного язя. Однажды мне друзья привезли много язей и плотвы. Плотву засушил, язя пустил на котлеты и пельмени. Из сырых остатков всего этого приготовил свой второй гарум, вкус которого мне не очень понравился. У язя специфический привкус, и он перешел в соус. В гаруме однозначно должна быть скумбрия и мойва, каждой этой рыбы — минимум 15% от общей массы.)

В конце апреля бак переехал в теплицу. Ферментация начинается, когда масса прогревается до температуры выше 20 градусов. Кухня и батарея центрального отопления тоже подойдут; испанской жары, как оказалось, для гарума не нужно. К 1 июня рыбьи куски начали уже явно и сильно размягчаться. Около недели в сырье появлялись пузырьки, вероятно, это был углекислый газ от ферментизации гликогена. Кроме того сырье несколько увеличилось в объеме: поэтому, заполняя емкость рыбой, нужно оставить не меньше 20 см до края, чтобы гарум не выполз наружу.

Интернетовские рассказы, что при приготовлении гарума начинается дикое зловоние, — бред. Если все правильно делаешь, то гниения нет. Когда гарум стоял в парнике, там даже мухи не летали, пахло только рядом с флягой — рыбой с пряностями. Второй раз я делал гарум в сентябре, при этом фляга стояла на кухне около печки два месяца, и никто из гостей даже не догадывался, что во фляге рыба!

К середине июля содержимое фляги превратилось в пюреобразную массу; держать сырье больше двух месяцев нет смысла. Массу процедил, и получилось около 16 литров первичного гарума — коричневой пюреобразной массы с рыбно-пряным запахом. Далее я разлил эту массу в трехлитровые банки и поставил на холод в погреб (можно и в холодильник) на полгода.

Сначала я думал, что это пюре и есть гарум (в интернете об этом ни слова). Но это не так. На холоде начинается расслойка: вверх поднялось то, что в Риме называли халексом, — плотная смесь белков и жира, а внизу осталась прозрачная жидкость светло-коричневого цвета. Это и есть гарум. Я аккуратно просунул через халекс тонкую трубочку и осторожно слил гарум. Поскольку римских легионеров, рабов и бедняков вокруг меня не было, оставшийся халекс я им не продал, а отправил его в компостную кучу (хорошее удобрение, кстати). Формально халекс съедобен, но он быстро начинает горчить (окисляется рыбий жир), а еще придает пище уж больно сильный привкус рыбы. Для римских рабов, может, и подходило, но свободным россиянам лучше употреблять только гарум.

Итак, соус был готов. Попробовал его сырым: послевкусие как после хорошей вяленой рыбы, с тонким привкусом пряностей. Гарум при правильном приготовлении и солении однозначно безвреден даже в сыром виде, его можно хранить годами в прохладном месте без особых консервантов.

Соус приготовить нетрудно, и это интересное занятие. Проблема в другом: в русской и в большинстве современных европейских кухонь под этот соус крайне мало блюд: гречневая каша или овощное рагу с рыбным привкусом в пост все же на любителя. А к вьетнамской и другим азиатским кухням, где подобные соусы активно используются, русских массово еще не приучили.

Я пожарил как-то с гарумом конину; соли не добавлял — только соус. Пока мясо горячее, запах рыбы не чувствуется; и вкусно. Но стоит мясу остыть — у жаренной конины появляется явный рыбный вкус.

Поэтому единственное, где можно его смело использовать, — это посолка рыбы, предназначенной для жарки и копчения.

Почистили карасей, оставили их на 15 минут в соусе, обваляли в муке, пожарили. Песня!

Копченая скумбрия, вымоченная предварительно в гаруме, просто великолепна. Скумбрию выпотрошить, набить брюхо смесью петрушки и укропа и туда же залить гарум. Ночь или хотя бы 4–5 часов она постоит, потом ее можно коптить (трава пусть останется в брюхе). Еще одна песня!

Зачем мне все это было нужно? Было интересно. Имею наглость заявить, что это была первая историческая кулинарная реконструкция гарума в России. Мною двигал научно-исследовательский и исторический реконструкторский интерес. Это хороший и полезный кулинарный опыт. А сколько забавы приносит один только брезгливый вид жены и ее вопли, когда она проходит рядом, а ты перемешиваешь на кухне рыбу во фляге».

Теги:

---------------------------
похожие идеи