Счастье не за горами

Что попробовать на кубанских винодельнях кроме вина

Счастье не за горами

В любой винноразвитой стране можно сесть в автомобиль и отправиться в путешествие от винодельни к винодельне, знакомиться с людьми, которые создают вино, гулять по виноградникам, дегустировать, наконец, — и забить багажник ящиками с понравившимися бутылками.

За последние годы в России к старым винным гигантам добавилось довольно много (по нашим меркам) новых виноделен — больших, не очень и совсем маленьких. Счет идет не на тысячи, как где-нибудь в Бордо, и даже не на сотни, а дай бог на десятки, но сама идея винных автопутешествий уже стала реальностью.

Пить надо ответственно и тем более не за рулем, и поэтому хорошо, когда при винодельне, как это часто бывает за рубежом, есть гостиница, где можно остановиться на ночь и дегустировать вино с полным спокойствием. А еще неплохо, когда у самой винодельни или неподалеку от нее помимо вина есть и другие привлекательные вещи.

Я побывал на четырех кубанских винодельнях вместе с одной из экспедиций «Едем и едим», устроенной «Ягуаром», чтобы узнать, что интересного есть у них, кроме вина. «Ягуар» придумал всю эту историю, чтобы протестировать на своих машинах российские дороги в разных регионах — а заодно показать, как много гастрономически интересного может открыть в России автопутешественник.

«Лефкадия»

Основатели «Лефкадии», финансист Михаил Николаев с сыновьями, поставили перед собой сверхзадачу — превратить окрестности села Молдаванского в инновационно-благоустроенное место. Начали с сельского хозяйства с упором на виноделие и общего ландшафтного облика (на верхней фотографии — яркий пример) — а в стратегических планах застроить свободные земли гостиницами и коттеджами и дать желающим землю, чтобы люди выращивали свой собственный виноград и другие культуры, как растительные, так и животные.

Неподалеку от Молдаванского, в хуторе Первенец, находится ферма с козами и овцами, которые дают молоко для сыров «Лефкадии». Напроситесь туда посмотреть дойку овец породы лакон: они полулысые, забавные — и доят их с помощью доильной станции, такое в России редко где увидишь.

Сами сыры — кроме козьих и овечьих еще и коровьи — продаются в Молдаванском в двух магазинах: один — при винодельне, в центре села, а другой — на окраине, при ресторане «Амфора». В том же ресторане их можно сначала попробовать, чтобы понять, на какие именно стоит тратить деньги. Мне лично нравится их козий бюш и твердый «Лефкадийский» — а камамбер хорош скорее для готовки: в духовке он приобретает изящную текучесть, которой ему так не хватает в натуральном виде.

Кроме сыров в «Амфоре» используют и другие продукты «Лефкадии» — дичь из собственного охотхозяйства, нерафинированное подсолнечное масло с органических полей и рыбу из озера Гечепсин, сделанного из запруженной одноименной реки (там, кстати, можно рыбачить — удочки и червяков выдают). Вообще, еда в этом ресторане довольно хороша, особенно тем, что подходит к лефкадийским винам, — от салата с бюшем и апельсином со сладко-пряной заправкой до прямо-таки выдающегося карпа, которого коптят при температуре 55 градусов.

Кроме окрестных пейзажей с их спокойной красой в самом Молдаванском смотреть, в общем-то, не на что. Но в ясные дни по утрам очень красив свет в сквере за Домом культуры; на этом месте когда-то стояла сельская церковь. Еще в местных продуктовых лавочках продают душистый белый хлеб и продолговатые и пышные пшеничные лепешки. Основано Молдаванское молдаванами, именно они начали первыми выращивать здесь виноград; много молдаван живут в селе и сейчас.

А еще не так давно «Лефкадия» приобрела старое советское винопредприятие «Саук-Дере». Его главная достопримечательность — принадлежащая государству коллекция лучших вин Советского Союза. Их в обязательном порядке присылали на хранение винодельческие хозяйства со всей страны. Если у вас будет шанс туда попасть, обязательно им воспользуйтесь: попробовать в этих бесконечных гигантских подвалах ничего не дадут, но увидеть своими глазами, насколько была развито и многообразно советское виноделие, действительно стоит.

И вернусь к лефкадийскому камамберу. Запекать его очень просто, двумя рецептами поделился со мной шеф «Амфоры» Денис, который приехал в «Лефкадию» из Риги.

Соленый такой: сделать на головке сыра параллельные надрезы через полтора сантиметра друг от друга (не доводя до края круга), затем такие же перпендикулярные — чтобы получилась решетка. Нарежьте зубчик чеснока поперек на тонкие пластинки, а от ветки розмарина оторвите три-четыре пучка его хвоистых листьев. В некоторые стороны квадратиков, углубив надрезы, вставьте эти самые розмарин и чеснок — и отправьте в духовку (15–20 минут при 180 градусах).

Таким же примерно образом можно сделать десерт. Изобразите на головке сыра решетку вышеуказанным способом. Нарежьте небольшим кубиком четверть груши и четверть персика, выложите сверху на камамбер, а сверху посыпьте сахарной пудрой. С духовкой все то же самое.

Остановиться можно в Молдаванском: у «Лефкадии» есть уютная гостиница прямо напротив винодельни.

«Лефкадия» находится недалеко от военного аэродрома Крымск, и частью пейзажа органично становятся истребители и корабельные вертолеты, совершающие тренировочные полеты.
В ресторане «Амфора» по максимуму используют продукты, которые выращиваются и делаются в самой «Лефкадии»: не апельсины, конечно, имеются в виду, но как минимум сыр.
Обязательно побывайте на ферме, где живут овцы французской породы лакон; они даже блеют по-французски.
Управляющий лефкадийского ресторана Сергей Жуков (увы, вскоре после моего визита он покинул компанию) показывает сыры, которые делают недалеко от Молдаванского, на заводе на хуторе Орджоникидзе.
Кроме овец на ферме на хуторе Первенец живут и козы, их молоко тоже используют для сыра.
Сквер в селе Молдаванском; за домами видны земли «Лефкадии».

Усадьба «Семигорье»

Хозяин «Семигорья» — Геннадий Опарин, человек с внешностью советского разведчика: выделяется иноземной породой здесь, незаметен на североевропейской улице, в американской толпе. Спрашиваю его: «Где ваши семь гор?» Отвечает, обводя холмистые, уходящие к морю просторы: «Да вот, считай любые, по твоему личному вкусу, хоть семь, хоть двенадцать». На самом деле усадьба названа так благодаря хутору Семигорскому, который находится через дорогу от винодельни.

Геннадий раньше возглавлял крупное винопредприятие «Русская лоза», которое погубили распри между собственниками. Опарину достались десятки миллионов долгов и несколько уголовных дел с налогами, но он справился со всеми этими напастями и теперь сам себе хозяин, гаражный винодел.

Это течение возникло в Бордо, прекрасном винном регионе, в котором действуют строгие правила насчет того, какое именно вино можно делать в том или ином апелласьоне, то есть субрегионе. И вот один винодел, Жан-Люк Тюневен ,сделал у себя на микровинодельне — буквально в гараже — вино, сделанное не по правилам, и оно получилось таким, что винные критики начали ставить ему оценки выше, чем вину прославленных шато.

В российском смысле гаражное виноделие означает также небольшие винодельни, у которых нет лицензии на продажу вина, поскольку в нашей стране виноделы приравнены к водочникам: главным в вине законодательно считается не его сельскохозяйственная природа, а спирт. Поэтому такие как Опарин продают не вино, а экскурсии к себе на винодельню и дегустации. Нигде, кроме как на винодельне, семигорское вино купить нельзя.

В ресторане с видом на лесистые холмы и прудом, устроенным в советское время для рисоводства, кормят очень по-русски: сало, соленья, жаренная на углях картошка, но есть здесь и чисто винная еда — мидии, фаршированные виноградные улитки, стейки для красного, наконец. Могут также зажарить на вертеле барашка, если приедет большая компания. Подают у Геннадия и симпатичные свежие сыры. Они, правда, своевольные: ноздреватый сыр наподобие адыгейского и при этом теплого оранжевого оттенка называют тут моцареллой; не спрашивайте, почему. Пруд, кстати, зарыблен, и там можно порыбачить — правда, удочки нужно брать с собой.

Виноградники Опарина расположены на пологом склоне длинной холмистой гряды — а рядом тоже виноградники, но других хозяйств: «Сикоры», «Виллы Виктория», «Раевского», «Бюрнье». К ним тоже интересно заехать на дегустации, а заночевать можно у Геннадия — у него есть 7 номеров, и попроще, и покомфортнее, а в планах еще 4 номера и спа.

Хозяин «Семигорья» Геннадий Опарин объясняет, как он взял и сделал гаражную винодельню.
Виноградники «Семигорья». Вдали, за холмами, — Черное море.

Абрау-Дюрсо

Из винных мест Абрау-Дюрсо — самое посещаемое не только в России, но и в Европе. Это пестрое, избыточное, игристое, поистине русское народное место — и тут же тишина и спокойствие озера Абрау и невысоких лесистых гор. На центральной площади — одно из крупнейших месторождений сувениров в Российской Федерации и торговля дешевым вином и свежим хмельным, но тут же и винный дом с подвалами, экскурсиями, дегустациями. А чуть подальше по берегу — пышный отель «Империал» с его купеческим представлением о Провансе, бассейном с видом на озеро, ваннами из шампанского и тем же шампанским на завтрак. На завтраке предлагают и неплохие молодые сыры — тоже собственного производства; их потом можно купить в гастрономической лавочке на той же центральной площади.

С развлечениями в Абрау-Дюрсо все в порядке, есть и кулинарная школа, и исторические экскурсии, и йога, и лодочные прогулки, и галерея современного искусства. Но есть и длинные пешеходные маршруты по холмам и виноградникам — и море с пляжем совсем рядом. Особенная прелесть у этого места в межсезонье, когда здесь мало людей. Сюда и зимой можно приехать: озеро не замерзает — и то, что в нем отражается, как будто снова обретает свою первозданную дикость.

Об игристом: имеет смысл пробовать линейку, названную в честь винодела Виктора Дравиньи, и то, что дороже, — все это сделано либо из собственного винограда, либо из купленного в хозяйствах края. То, что дешевле, производится преимущественно (как минимум) из импортного виноматериала.

Главная достопримечательность Абрау-Дюрсо — озеро Абрау, которое красиво в любое время года.
В гастрономической лавочке на центральной площади Абрау-Дюрсо продают сок из винограда винных сортов.
В той же лавочке продают сыры собственного производства; они очень даже неплохие.
Абрау-Дюрсо — это во многом русское народное место, и скульптуры на площади перед озером там устанавливают соответствующие.
Дорога из Абрау-Дюрсо особенно красива осенью, и «Ягуар» на ней подчеркивает, что виды в России ничуть не хуже заграничных.

Винодельня «Гай-Кодзор»

Гай-Кодзор — село недалеко от Анапы. Раньше оно называлось Галкина Щель, а потом сюда переселились армяне, бежавшие от геноцида из окрестностей турецкого Трабзона, и в итоге место стало называться Гайкодзором, «Армянским ущельем» в переводе.

Владелец расположенной неподалеку одноименной винодельни — Эдуард Александров. Когда-то он жил во Франции и работал в L’Oréal, там же заразился винной страстью — и решил резко сменить направление своей жизни. Следуя рекомендациям французских виноделов, приобрел земли под Гай-Кодзором, высадил привезенные из Франции лозы и в 2009 году собрал первый урожай, пригодный для виноделия.

В «Гай-Кодзоре» пока нет ничего, кроме новой винодельни, зато она красива сама по себе. Это минималистичное здание со стенами из голого бетона и большого количества стекла, в котором отражаются панорамные виды на анапские степи и начало Кавказского хребта. «Ко мне тут приезжали депутаты Краснодарского заксобрания, — рассказывает про впечатления, которые производит бетон, Александров. — И один депутат мне говорит: «Эдуард, ну что же вы стены не побелили?» На него зашикали, конечно, он примолк. А в конце экскурсии все-таки не выдержал: «Хорошо, с побелкой я погорячился. Но хотя бы плиточку-то можно было положить».

Вообще, вам очень повезет, если вы застанете Эдуарда на винодельне, потому что он достает из своей памяти байки, как фокусник бесконечные разноцветные ленты из кармана. Эти истории, перетекая одна в другую, развертываются в настоящий устный плутовской роман. У Александрова много заготовленных шуток — но много и блестящих импровизаций (порою ниже женского пояса). О том, что у этого бонвивана четверо детей, узнаешь из очередного рассказа: армянские женщины, ухаживающие за лозами, отказались срезать в начале лета лишние грозди. Эта операция необходима, чтобы оставшийся виноград лучше набирал необходимый сок. Женщины сказали ему: «Вот представь, что ты двоих своих детей убьешь, чтобы остальные двое лучше росли и богаче». Он взял секатор, но резать и сам не смог, потому что понял их состояние: «С тех пор женщины у нас этой обрезкой не занимаются».

Вино в «Гай-Кодзоре» можно попробовать на дегустации — и можно купить в магазине (включая то, что очень редко встречается в продаже в Москве и других городах). А недалеко от Гай-Кодзора есть еще несколько небольших виноделен, интересных пытливому любителю вина. Совсем рядом — гаражная винодельня Василия Марченко на хуторе Рассвет, чуть подальше, на хуторе Куток, живет еще один гаражист, Янис Каракезиди, а от Кутка неподалеку — станица Гостагаевская с винодельней «Гостагай».

«Гай-Кодзор» в архитектурном смысле — одна из самых передовых виноделен в России. Она встроена в холм, с которого открывается вид на долины, море, виноградники и самые первые отроги Кавказского хребта.
Хозяин винодельни Эдуард Александров, человек, целиком погруженный в собственное дело, и рассказчик каких мало.

Теги:

---------------------------
похожие идеи