Включить ингредиенты
Исключить ингредиенты
Популярные ингредиенты
Тип рецепта

Капустный суп семьи Каретниковых

Композиторская вариация на тему французского потажа
Изображение материала
Фотограф
Гулливер Тайс

Сын композитора Николая Каретникова Антон получил музыкальное образование: он учился в Гнесинке по классу фортепиано. Но в конце концов жизнь Антона Каретникова по­вернулась по-другому — он стал одним из основа­телей московского кафе «Х.Л.А.М.» (аббревиатура 1920-х годов значит «художники, литераторы, артисты, музыканты») и в качестве продюсера устраивал в нем концерты, вечеринки и прочие события светской жизни. А сейчас он управляющий партнер проекта Turandot Restaurant & Social Club и устраивает в ресторане «Турандот» светские и образовательные вечера.

Бывают люди, талантливые в чем-то одном. А есть те, кто чего бы ни касался — все горит у них в руках, во всем они чего-то могли бы достигнуть. Отец относился именно к таким. Поэтому для него все было прекрасно: и музыка, и просто быт. Мы никогда не вызывали ни одного мастера менять паркет, сделать освещение или чинить мебель — он все делал сам. Придумывал дизайн, работал руками, чинил машину, растил сад, строил дачу. Он был разносторонним и активным человеком, всегда был занят, его всегда немного не хватало. В отличие от меня и большинства людей моего поколения, папа никогда ничего не откладывал на завтра — это другая жизненная позиция.

Еда у отца получалась совершенно фантастическая. Сейчас он, конечно, был бы шефом в собственном ресторане.

У того же бехштайновского рояля в той же комнате — ­маленький Антон с отцом и братом

Он, во-первых, очень любил принимать гостей. А во-вторых, у него была сумасшедшая энергетика, а в еде это главное. Все, что выходило из-под его ножа, было безумно вкусно — и примитивные вещи, и суперсложные. У него не было рецептов, он всегда экспериментировал. Мог сделать выдающееся мясо, мог сварить кашу из топора — ­периоды разные были, я помню. Очень любил французскую кухню — в том числе вот этот капустный потаж, — любовь к ней привила другая его жена, мос­ковская красавица из круга Габричевского и Нейгауза, наполовину француженка.

Он готовил и собирал нас всех за стол, потому что считал это важным для семьи. У нас почти каждый день бывали гости. Это были персонажи московской жизни, разных возрастов и профессий, интеллектуалы, всегда дико интересные. Когда гости приходили, дети должны были помогать накрыть на стол и обязательно присутствовать за столом. Детского стола никогда не было, мы всегда сидели вместе со взрослыми и слушали взрослые разговоры. Я ловил каждое слово: что говорили в гостиной, что — в кухне. Каждая мысль для меня в том возрасте была на вес золота. Семейные ужины и постоянные гости открыли для меня много чудесных вещей в жизни. Мне до сих пор интересно с людьми старше меня.

29.03.2016
Комментарии