Как делают иван-чай

От сбора кипрейных листьев до ферментации и заварки

Как делают иван-чай

«Все началось из-за кризиса в нашей стране. Одно производство рухнуло — надо заниматься чем-то другим. Тут и хобби мое пригодилось — иван-чай», — таким прозаичным образом Андрей Трошин, занимавшийся литейными связующими для тракторов, три года назад превратился в производителя иван-чая.

Мы беседуем в машине по пути в поля, где еще неделю назад для него собирали листья и цветы кипрея узколистного, более известного как иван-чай.

Про существование иван-чая Андрей узнал тоже случайно: попутчица в поезде кивнула на пролетающие мимо островки с лиловыми цветами: «Вот, иван-чай растет!» — «Какой-какой чай?» От попутчицы же он тогда и услышал, что раньше на Руси любили и ценили напиток из заваренных ферментированных листьев кипрея.

Иван-чай делают из вот этих вот листьев кипрея узколистного.
Листья собирают в фартуки-мешки из натуральных материалов. За час неленивой работы сборщик собирает 10–15 кг.
Половина производства расположена на свежем воздухе на участке перед домом Трошина. На переднем плане под крышей — мясорубка МИМ 600, за ней — столы для обсушивания листьев.
Первичная ферментация проводится в наглухо закрытых полиэтиленовых мешках и в рулонах из натуральной ткани.

Еще через десять лет Андрей впервые попробовал самостоятельно сделать иван-чай, для себя. Благо, вокруг деревни Байгуши Владимирской области, где он живет, полян с лиловыми цветочными стрелками очень много. Сначала искал информацию в интернете, потом нашел таких же увлеченных людей, как и он, перенял опыт, получил продукт, который ему понравился, а потом решил переставить кустарное производство на более промышленный лад, выстроить из хобби бизнес.

Оказалось, это не так просто. Одно дело переработать 5 кг листьев для себя, другое дело — полтонны на продажу. Андрей смеется: «Бывало, на ярмарке подходят умельцы, мол, давай я тебе изобрету что-нибудь! А я ему: придумай, как лист скручивать! Не могут. А все остальное я сам уже придумал!»

Как скручивать листья, он в итоге придумал сам. Опять же, случайно. Неподалеку от Байгушей расформировали военную часть, выставили на продажу оборудование, и оказалось, что старые промышленные сушилки для макарон (итальянского производства, между прочим) и мясорубка МИМ 600 прекрасно подходят для производства чая.

Но обо всем по порядку.

Наш улов небольшой, а в сезон сборщики приносят по 500 кг в день. Из них получится 100 кг чая.
Перед перемалыванием в мясорубке ферментированные листья надо обсушить и перетряхнуть.
В доме Трошина куда ни посмотри — везде коробки с чаем.
Мясорубка МИМ 600 раньше рубила фарш для военных, а теперь превращает листья в импровизированные гранулы.

Иван-чай начинают собирать до цветения и заканчивают, когда цветки превращаются в пух (соображения утилитарные — заниматься сбором, когда пух летит в глаза, уши, рот и ноздри, очень неприятно). Сезон сбора длится с начала июня до двадцатых чисел июля. Иногда появляется второй урожай — молодые кустики, подрастающие как раз к концу июля. А иногда в конце июля идут дожди, они прибивают пух к земле и тогда сбор листа продлевается на неделю-две. Второй урожай вкуснее. Иван-чай первого, июньского сбора кислит, а чем взрослее листья, тем меньше в них кислоты.

Поля Андрей ищет сам или при помощи коллег, тоже занимающихся иван-чаем. Во Владимирской области таких энтузиастов немного: есть производства в Коврове, Кольчугино, Владимире. И Андрей Вяземский в Гусе-Хрустальном, автор многочисленных видеопособий по иван-чаю, по которым в том числе учился Андрей Трошин.

Принято считать кипрей сорняком — мало кто решается его культивировать: сложно и непонятно, зачем — когда вокруг столько полей. Лучшие — по краю лесов, в поймах рек и на пожарищах. «Нашел я поле весной, — вспоминает Андрей. — Рыбаки, видать, траву подожгли, там гектаров десять! И на этом месте он вырос сплошняком, а где прошлогоднее поле — там он вырос со снытью, люпином и прочими травами».

Этот чай уже схватил форму, его можно выкладывать на лотки.
Лотки отправляют в сушилку.
Через 12 часов иван-чай потемнеет и станет почти готов к употреблению.
Еще одна сушилка находится на втором этаже и представляет собой стеллажи с вентилятором.

В общем, сложнее собрать иван-чай, чем найти.

Андрей расписывает: «Представим себе: летний зной, жужжание мух, палящее солнце, гадюки, комары, клещи…» В этот момент мы проезжаем указатель с говорящим названием «Комары». «И там собирали», — машет рукой Андрей.

В поле иногда приходится выходить в шапках пчеловодов, так сохраннее. В сильную жару сборщики не выходят, тяжело. Некоторые выходят раз и потом не возвращаются — не выдерживают романтики русского лета.

Андрей сборщиков нанимает: с утра их привозят на поле, вечером забирают вместе с собранными листьями, добытое взвешивают и оплачивают труд, по 20 рублей за килограмм листьев. В среднем за час сборщик собирает 10–15 кг листьев, рабочий день обычный — с 10 до 17. Собирают листья в специальные фартуки-мешки из хлопка, вручную. Цветы иван-чая и лесную ромашку Андрей тоже покупает, сушит и добавляет в смеси.

Нередко на одном поле встречаются «конкуренты» — дачники, энтузиасты или коллеги по цеху. Никто не враждует — иван-чая на всех хватит. Наоборот: собирают не только травы, но и опыт; а о чем еще говорить, монотонно обдирая стебель за стеблем.

Дальнейшую работу Андрей делает сам с двумя помощниками в собственном доме. Иван-чай, кажется, занимает здесь все место: пристройку, прихожую, сад, чердак, коридоры и комнаты. Даже импровизированный офис — это стол с ноутбуком, чтобы пройти к нему, приходится преодолеть полосу препятствий из коробок с готовой к отправке продукцией. Работает Андрей с 8 утра до 12 ночи, засыпает, по собственным словам, пока падает в кровать.

Перемолотые в фарш листья выглядят не слишком привлекательно, зато источают яблочный аромат.
Лотки для сушки чая Андрей сделал своими руками.
Готовый урожай спускают в подвал, здесь чай может лежать хоть год. По мнению Андрея, чем он старше, тем полезнее. Всего за год он производит и продает около 5 тонн чая.
Под таким плакатом можно найти Андрея и его помощника Вячеслава на различных экоярмарках.

После взвешивания начинается процесс первичной ферментации без доступа кислорода. Часть листьев Андрей запаковывает в пластиковые мешки, часть заворачивает в ткань и оставляет все лежать на свежем воздухе, если погода солнечная, или в помещении. Если на улице 20–25 градусов— на сутки, если ниже — на полтора дня. За это время запускается процесс ферментации.

Через день чай из мешков просушивают на длинных столах, напоминающих кофейные кровати, приспособления, с помощью которых в африканских странах сушат кофе. Влажные листья начинают источать кислый, фруктовый аромат, мне напоминающий запах сидра, хотя Андрею ближе сравнение с компотом или молодым вином. Значит, ферментация пошла. Просто высушенные на солнце листья никогда не дадут такого глубокого и интересного аромата чая, хотя бы поэтому его надо ферментировать. Не говоря уже о том, что переработанный чай полезнее.

Чай из мешков на солнце сохнет моментально — через 10 минут появляются первые сухие листья, значит, пора перекладывать листья в мясорубку. Листья, которые для первичной ферментации заворачивали в ткань, сушить не надо, можно сразу отправлять дальше. Андрей пользуется двумя способами ферментации не ради эксперимента, а потому что так можно успеть больше переработать.

Чай, который делает Андрей Трошин, называется гранулированным. Хотя на самом деле гранулированным его можно назвать с большой натяжкой. Машина для скрутки листа стоит дорого, около 200 тысяч рублей. Промышленная мясорубка МИМ-600 все из той же военной части — более чем в 4 раза дешевле. Поэтому вместо скручивания листа Андрей просто перемалывает его. Отсюда у готового чая вид сухого фарша или гранул.

Перемолотые листья падают в ведерки, наполненную тару Андрей поднимает на второй этаж, где работают обогреватели на 25–30 градусов, накрывает тканью и оставляет примерно на сутки. Это вторая ферментация. За это время чай станет плотным, окончательно примет форму гранул.

Слева чай из сушенных листьев иван-чая, справа — из ферментированных. Видите, какая разница?
Пользу иван-чая Андрей проверил на себе: за год, говорит он, прошла изжога и ушел лишний вес.
Чай Трошина сейчас продается в таких упаковках, но скоро Андрей поменяет обложку на более модную.

Для части урожая процесс обработки на этом заканчивается – чай ссыпают в короба и отправляют на чердак. Такой чай Андрей называет зеленым — за цвет заварки, цвет напитка и легкий характер.

Для другой части урожая все продолжается. Теперь сушка. Сушильная камера раньше сушила макароны для военных, а теперь — иван-чай. Внутри 45–50 градусов. В жаркую погоду (25–28 градусов на улице) Андрей не включает ТЭНы, ограничивается вентиляторами, и чай прекрасно доходит до нужной кондиции за 12 часов. Если на улице большая влажность, то приходится пускать в ход ТЭНы и увеличивать срок сушки. Еще одна импровизированная сушилка — на втором этаже: под раскаленной крышей стеллажи с чаем обдуваются вентиляторами. Опять же, дело не в эксперименте, а в экономике.

Готовый чай Андрей ссыпает в коробки, коробки отправляет на чердак, где чай хранится всю зиму, продолжая ферментироваться до холодов, месяца три-четыре. Затем Андрей фасует чай в коробочки по 100 грамм и отправляет покупателям: во Владимир, Москву, Челябинск и другие города. Часть отправляется в подвал, ждать продаж в следующем году.

Покупатели часто спрашивают, нет ли еще чего, кроме чая. Андрей неизменно отвечает: «Будет!» — и через несколько месяцев выдает новый продукт. Так он начал варить варенье из сосновых шишек, делать мед с пыльцой сосны и кофе из корня одуванчика. На будущий год Анрей планирует запустить производство цикория. Все, как и иван-чай, из того, что буквально, а иногда и не буквально валяется под ногами. Главное, руки и желание собирать то, что просто так дает природа.

Теги:

---------------------------
похожие идеи