Шведская вещь

Алексей Зимин о шведском вкладе в мировую гастрономию

Шведская вещь
  • Автор
  • Фотографы Денис Ляшкевич (иллюстрация)
    Сергей Леонтьев

Гастрономию в том виде, в котором мы ее сейчас знаем, придумали шведы примерно тридцать лет назад. То есть, разумеется, само понятие гастрономии сочинили еще в Древнем Риме и Древнем Китае, потом переосмыслили во Франции и Японии, но французы и японцы сочиняли гастрономию для себя, а шведы придумали универсальные решения. У них вообще это получается: взять хоть ту же группу ABBA или мебель из IKEA.

И музыку, и столешницы, и содержимое тарелки шведы конструируют по принципам дизайна.

Дизайн — это форма эстетической организации функционального. Например, статуя Давида рядом с палаццо Веккьо во Флоренции — она красива, но не функциональна. А скажем, турникет в московском метро функционален, но не красив. Шведский дизайн — он про то, как усидеть сразу на всех стульях.

Искусство иерархично, дизайн демократичен. Французская гастрономия построена по принципу стремления к высшему. Французы могут поэтично говорить и о репе, но принципы их культуры все равно сводятся к дуэту из фуа-гра и сотерна, к высшим проявлениям агрикультуры.

Шведы первыми научились поэтизировать повседневность на той тонкой минималистичной ноте, которая позволяет одновременно проявляться индивидуальному и универсальному.

То, что мы знаем сегодня под именем нордической кухни — всю эту красиво нарезанную и выложенную на тарелке свеклу с мхом, мир низкого, ставший миром высокого, — первыми придумали шведы. Это совместная игра воображения и скупости. Шведы больше прочих протестантских народов способны на такое. Не зря главный духовидец европейской философии Эмануэль Сведенборг родился в Стокгольме.

Основные постулаты шведского гастрономизма можно было бы сформулировать так:

1. Все продукты хороши, но лучше всего то, что живет и растет прямо рядом с тобой.

2. Нет высоких продуктов и низких продуктов.

3. Нужно максимально использовать натуральный вкус, форму и цвет.

4. Минимализм — это новое изобилие.

Сегодня все это — общее место. На той же идеологической базе строятся феномены множества локальных кухонь на территории от Бостона до Сиэтла, от Осло до Владивостока. Локаворство, интерес к субпродуктам, полям, лесам — это все шведская вещь, история про большое в малом, про разумную эстетическую организацию мира вокруг себя. Потому что незачем мечтать о горнем, когда есть дольнее. И достаточно просто открыть сознание так, что бы увидеть простые вещи такими, какие они есть, — бесконечными.

Теги:

---------------------------
похожие идеи